Новостная лента
3 Мая 2008 года

3 мая - Всемирный День свободы печати.

Джим БУМЕЛА, президент Международной федерации журналистов

НАША ФРОНТОВАЯ ЛИНИЯ

Немало людей утверждает, что независимая журналистика угасает. При этом они ссылаются на ужасающее положение профессии в разных странах. Есть и другие, которые говорят, что ноутбук и телекамера сегодня вынесли смертный приговор профессии. Так ли это?

Все мы осознаём, что в последние годы пространство свободы слова даже в устоявшихся либеральных демократиях сузилось и продолжает разрушаться. Эрозия свободы выражения происходит по-разному, наиболее драматично, конечно, когда она принимает форму запугивания и физического насилия.
За минувшее десятилетие были убиты более 1000 журналистов (в среднем гибли по два в неделю). Но мало кто знает, что большинство гибли не на войнах. Семеро из десяти преднамеренно убиты за то, что они написали или передали в эфир. Их выслеживали и в них стреляли наёмные убийцы, их забивали до смерти нанятые головорезы, они "просто исчезали". И хуже всего то, что их убийцы и те, кто убийц нанимает, редко преследуются по суду.

Атмосфера безнаказанности поощряет убийц и запугивает свободную печать. Безнаказанность процветает на почве некомпетентности, небрежности и коррупции, которая часто характеризует работу полиции и следственных органов. И в этом самая страшная угроза свободе печати, самая большая несправедливость, обрушившаяся на современную журналистику.

Но безнаказанность убийц - особенность отнюдь не только диктатур и полицейских государств. Те же США, например, были отнюдь не лучшим образцом в сражении против безнаказанности и часто создавали препятствия требованиям судебных властей Испании и Великобритании, настаивавших на тесном и эффективном сотрудничестве в поисках тех, кто был ответственен за смерть испанских и британских журналистов в Ираке. Подобное отношение - сигнал другим правительствам во всём мире. Сигнал о том, что законное право журналиста свободно информировать общественность о происходящем в любой точке планеты, в том числе, и в зоне военных действий, может быть обойдено. Обойдено так же, как обходят право на правосудие. Обойдено всегда, когда за этим стоят политические или военные интересы…

И потому на фабриках смерти продолжают отливать пули для таких журналистов, как Дэниел Перл, похищенный и убитый в Пакистане, Анна Политковская, застреленная киллерами в России. Эти пули - для множества других авторов, фотографов, операторов, которых выстрелами преследуют за правду.

Увы, страны "устойчивых демократий" демонстрируют неустойчивость своих принципов не только в зонах военных действий, но и в так называемой "войне с террором", когда развивается "культура официального наблюдения" - читай, слежки - за обычными гражданами, и особенно - за журналистами. И это ещё одна грязная монета в копилке угроз свободе печати.

Констатируем, что репортёры всё более преследуются лишь за обнародование жизненно важной информации, смущающей их правительства. В минувшие годы МФЖ должна была вмешиваться, чтобы выступить с оценкой действий Дании, Нидерландов и Германии, где полиция и силы безопасности были уличены в шпионаже за журналистами и прослушивании их телефонных переговоров.

И совершенно очевидно, что хорошо информированная, но плохо информирующая коррумпированная журналистика не может дать надежду обществу на осуществление социально-экономических программ развития, жизненно важных для процветания народов, поскольку именно информация - жизненная основа свободы и процветания. Она же - информация - самый спорный из потребляемых обществом продуктов. Большинство сражений между прессой и политиками - это информационные сражения. Во многих странах журналистика выиграла такие битвы, поскольку люди сплотились вокруг правды. Когда усилиями общества демократия переходит в наступление, требование полноты информации становится главенствующим.

Сейчас почти все страны ОБСЕ приняли законы, гарантирующие свободу информации и защиту источников, которыми пользуются журналисты. Но действительность всё ещё отличается от провозглашённых деклараций. Недавно в Англии члены парламента (воображаемые защитники наших свобод), повели нешуточную борьбу за то, чтобы по отношению к их архивам, их корреспонденции был объявлен запрет на применение Закона о Свободе информации! Да, коллеги, доступ к информации был и будет оставаться нашей вечной фронтовой линией. Но не только он.

Все медиа переживают кризис быстро меняющегося информационного рынка. Одних беспокоит снижение тиражей, других - уменьшение числа зрителей. Традиционные СМИ всё чаще прибегают к приманкам: сенсациям, набору популистских и чисто коммерческих программ и новостных блоков. Понятия дискуссионности и плюрализма, понятия о миссии журналистики почти испарились в тех зонах медиаиндустрии, которые в панике ищут пути повышения доходности. И за счёт чего владельцы хотят решить проблему? А за счёт меньших инвестиций собственно в журналистику, за счёт уменьшения усилий по обучению кадров, за счёт уменьшения числа журналистских расследований и уменьшения числа зарубежных бюро и собкоров.

Условия труда журналистов становятся всё хуже, угрожая свободе печати, провоцируя самоцензуру и внутреннюю коррупцию. Быстрое распространение электронных коммуникаций и развитие онлайновой культуры 24-часового потока информации внешне дают больше возможностей, а на самом деле подрывают качество журналистики.

Всё это в комплексе является потенциально разрушительным для профессии. Жизнь в атмосфере опасности (и безнаказанности для тех, кто наступает на наши профессиональные права, кто угрожает нам насилием, кто применяет насилие), вызывает неуверенность. Правительственное давление оборачивается самоцензурой и подрывает профессионализм. Я констатирую, что в таких условиях приоритетными становятся: поверхностная журналистика, пассивность, снижение моральных ценностей редакций. И в итоге - новые предпочтения: вместо свободы печати - охранительная роль СМИ, которая ничем не угрожает журналисту, кроме одного. Он перестаёт быть журналистом.

Конечно, не всё так плохо. Некоторые коллеги указывают на развитие новых явлений, таких, как интернет. В какой-то степени они правы. Но пока интернет выглядит зоной надежды, на виртуальном поле рождаются собственные проблемы. И я не уверен, что расширение поля обсуждения свободы печати, при котором спорящие уже не видят различий между блоггерами и журналистами, идёт на пользу делу.

В то время как репрессивные режимы пытаются заткнуть рот блоггерам и форумам, ставшим источниками инакомыслия и неконтролируемого информационного потока, журналистика остаётся всё-таки иной формой деятельности. Сбор и анализ новостей, расследование ситуаций, которые правительства предпочли бы держать в тайне, и есть то самое, за что многие журналисты заплатили свободой и даже жизнью. Свободная, здоровая, профессиональная пресса - всё ещё фундаментальный тест для любой демократии и тест на открытость правительства. Свобода блоггеров тоже становится тестом для демократий, но этот тест в значительной степени носит характер индивидуальный, хотя и, несомненно, важный.

Мне приходилось слышать и такое высказывание: раз журналисты ведут борьбу за свободу печати, раз они, преодолевая препятствия, публикуют свои истории, то это и есть доказательство здоровья прессы и наличия свободы. Так и говорят: за свободу нужно бороться! Они говорят, что настоящего золотого века свободы печати никогда и нигде не было, кроме как в мире голливудских сновидений.

Что ж, может, и не было золотого века, но это не значит, что обществу такой золотой век не нужен. Когда журналистские организации, подобные МФЖ, оказывают давление на правительства, чтобы обеспечить большую защиту журналистов, когда мы, МФЖ, добились принятия решения по этому вопросу Советом Безопасности ООН, то это было не завершением нашего дела, а только его началом. Сделать нужно намного больше.

Впереди - энергичная кампания, в которой нужно донести до сообщества СМИ мысль о том, что мы не можем допустить удушения независимых источников информации, мы не можем допустить, чтобы информационные и финансовые монополии влияли на качество редакционной работы и на критическое содержание наших новостей, поскольку от этого зависит будущее и СМИ, и общества.

Мы должны убедить правительства, что ограничение фундаментальных прав, включая свободу обсуждения в прессе любых животрепещущих вопросов, не гарантирует национальную и политическую безопасность, а подрывает их.

Мы должны жёстко лоббировать на уровне межправительственных отношений исполнение всех договоров и обещаний о гарантиях безопасности журналистов и их защите, о возможностях беспрепятственного распространения информации, особенно там, где журналисты работают в зонах конфликтов.

Только продолжая эту борьбу мы можем хоть в чём-то возместить долг перед коллегами, которые погибли, но остались примером солидарности и профессионализма. Каждый из нас может сделать что-то важное в этом процессе. И многое могут сделать правительства, чтобы гарантировать наказание за преступления против журналистов, чтобы культивировать более последовательное видение развития медиа, укрепление безопасности журналистов и СМИ, чтобы держать всегда в фокусе то, что важно и государству и обществу - свободу нашей прессы.

Материал опубликован на сайте "Виртуальный ЖУРНАЛИСТ" www.journalist-virt.ru 03.05.08.

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни