Новостная лента
19 Ноября 2008 года

Заключение юридической службы ФЗГ.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ
юридической службы ФЗГ на Проект федерального закона "Об обеспечении прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельности судов об-щей юрисдикции в Российской Федерации"

В настоящий момент Проект федерального закона "Об обеспечении прав граж-дан и организаций на информацию о судебной деятельности судов общей юрисдик-ции в Российской Федерации" готов к рассмотрению во втором чтении. На сайте Го-сударственной Думы РФ вместе с текстом законопроекта имеются заключения Прави-тельства РФ и нескольких комитетов Государственной Думы. Представляется важным уделить внимание анализу не только самого Проекта, но и тех замечаний, которые были высказаны в его адрес.
К числу несомненных достоинств этого документа можно отнести то, что в ст. 3 Проекта раскрывается содержание пока абстрактного (с правовой точки зрения) по-стулата об открытости судебной деятельности. В законопроекте четко обозначается, что включает в себя эта открытость:
а) осуществление судопроизводства в условиях гласности, доступности для граж-дан и организаций Российской Федерации, включая свободный доступ в судебные за-седания;
б) открытый характер формирования судебной системы и судейского корпуса;
в) информированность общества о функционировании судебной системы и ее от-дельных звеньев, а также органов судейского сообщества;
г) обеспечение открытости судебных актов для широкого круга граждан и орга-низаций;
д) открытость в обсуждении вопросов деятельности судебной системы.
Вторая часть указанной статьи Проекта закрепляет принципы, на которых основыва-ется открытость судебной деятельности. К ним отнесены:
" своевременность и беспрепятственность доступа граждан и организаций к ин-формации о судебной деятельности, независимо от формы ее хранения;
" реализация прав граждан и организаций на информацию о судебной деятельно-сти в тех пределах, которые позволяют обеспечить интересы судопроизвод-ства, конституционные права граждан на неприкосновенность частной жизни, государственную безопасность и охраняемую федеральным законом тайну;
" доступность стоимости получения информации для граждан и организаций;
" беспрепятственность доступа граждан и организаций к средствам судебной за-щиты.
Статья 4 проекта "Гласность судопроизводства" дублирует основные положения Конституции РФ и действующего процессуального законодательства, однако ряд формулировок, содержащихся в этой статье, как представляется, нуждается в коррек-тировке, поскольку допускает неоднозначное толкование и вызывает ряд дополни-тельных вопросов. Например, вторая часть указанной статьи сформулирована сле-дующим образом: "Разбирательство дела в закрытом заседании суда осуществля-ется только по основаниям и в порядке, установленном законодательством". На наш взгляд, корректнее было бы сформулировать эту норму, по сути, не несущую ни-какой самостоятельной информативной ценности иначе: "Разбирательство дела в закрытом судебном заседании осуществляется только на основаниях и в порядке, предусмотренном действующим процессуальным законодательст-вом Российской Федерации". Аналогичные формулировки содержатся и в частях 4-6 ст. 4 Проекта, которыми определяются случаи ограничения в доступе к инфор-мации о разбирательстве дел в судах РФ, публичного оглашения судебных актов и пределы фиксации гражданами судебного процесса. На наш взгляд, в частях 4-6 ст. 4 Проекта следует уточнить формулировки, указав, что эти вопросы урегулированы действующими нормами процессуального законодательства.
В Проекте рассматривается содержание права граждан на доступ к информации о деятельности судов. Статья 5 содержит перечень субъективных прав граждан: право на получение информации о деятельности суда как органа государственной вла-сти, включая сведения биографического и профессионального характера о судьях; право на свободный доступ в судебное заседание; право на свободный доступ к су-дебным актам; право на полное и объективное получение информации о судебной деятельности из средств массовой информации и информационных систем общего пользования, включая Интернет.
Статья 8 Проекта содержит перечень сведений, которые в обязательном порядке подлежат "раскрытию": официальное наименование суда и его реквизиты (почтовый адрес, телефоны справочной службы, адрес электронной почты); организационная структура суда (руководство, судебные коллегии, подразделения суда, контактные те-лефоны); сведения о персональном составе аппарата суда (фамилия, имя, отчество, занимаемая должность) и сведения о судьях - год рождения, образование, данные о трудовой деятельности, основания для наделения полномочиями. С согласия судьи может быть помещена иная дополнительная информация
В Заключении Комитета Государственной Думы по конституционному законо-дательству и государственному строительству предлагается дополнить требованием Федерального закона "О персональных данных" (статья 8) получения письменного согласия судей на распространение сведений биографического и профессионального характера о судьях.
Сложно согласиться с этим предложением парламентариев. По нашему убеж-дению, эти персональные данные должны быть размещены без какого-либо согла-сия: ФИО судей имеются в открытом доступе во всех помещениях судов. Год рож-дения, сведения об образовании и трудовой деятельности - данные, позволяющие пользователям информации убедиться в том, что судья назначен на должность в соответствии с требованиями закона, имеет соответствующий стаж работы и опыт, позволяющий ему выносить квалифицированные решения. Это не позволит недоб-росовестным лицам, во-первых, спекулировать данными о мнимой неквалифициро-ванности судьи. Во-вторых, тем, что в его прошлой трудовой биографии есть ка-кие-либо "темные пятна". Заметим, что вся дополнительная информация, не отно-сящаяся к перечисленным в законе пунктам, как раз может распространяться толь-ко с согласия судьи.
Необходимость открытости данных об образовании и трудовом стаже судей важ-на еще по одной причине. Это проблема подбора судейских кадров. В процедуре от-бора кандидатов на должность судьи принимают участие председатель суда, в кото-ром открывается вакантная должность судьи, экзаменационная комиссия, квалифика-ционная коллегия судей. Иначе говоря, практически выбор осуществляет сама систе-ма. Возможно ли в подобной ситуации принятие объективного решения? Элемент беспристрастности не всегда обеспечивается и экзаменационной комиссией.
Сведения о суде должны располагаться в доступном для граждан и организа-ций месте в здании суда и размещаться в сети Интернет. Проектом предусматрива-ется: если федеральный суд общей юрисдикции или мировой судья не имеет возможности разместить в сети Интернет сведения, указанные в части 1ст. 8, то эти сведения размещаются в сети Интернет территориальными органами Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации или органами, обеспечи-вающими деятельность мировых судей, кроме некоторых специально оговоренных случаев.
В Законопроекте предусматриваются меры по обеспечению свободного дос-тупа граждан к подготовке судебного заседания. Суд, - говорится в Проекте, - обеспечивает свободный доступ граждан к информации о подготовке судебного заседания; дата, время и место судебного заседания объявляются после назначения дела к слушанию, но не позднее, чем за один день до начала судебного заседания. Ес-ли дело назначено к слушанию с выездом в другой населенный пункт, то информация о дате, времени и месте его рассмотрения объявляется также и по месту слушания де-ла. Суд доводит до общественности информацию о времени, месте и предмете су-дебных заседаний путем размещения ее в здании суда в наиболее доступном для гра-ждан и организаций месте и в сети Интернет при наличии у суда доступа к ней.
Часть 5 ст. 11 Проекта предусматривает возможность получения с согласия сторон гражданами и организациями информации о содержании обвинительных заключений и актов, а также заявлений по гражданским и административным делам.
В заключении Правительства РФ на указанный Законопроект предлагается уста-новить процедуру, при которой будет обеспечена идентификация лица, обратившего-ся с заявлением о предоставлении информации . Полагаем, что никаких дополнитель-ных процедур в этом случае вводить не требуется: если лицо подает заявление, то оно обязано подписать его и указать свои данные. При приеме заявления в канцелярии у лица будет произведена проверка документа, удостоверяющего личность.
Справедливой критике подвергается ч. 5 ст. 11 Проекта, поскольку в Законопро-екте не определен порядок получения согласия сторон, в том числе подсудимых и по-терпевших, на предоставление указанной информации. Представляется, что меха-низм получения согласия на размещение в базах данных текстов обвинительного заключения или акта, а также заявлений по гражданским и административным делам может быть следующим: во время подготовки дела к судебному заседанию судья в определении о назначении судебного заседания обязывает стороны пре-доставить к первому судебному заседанию, на котором будет рассматриваться дело по существу, письменные ответы - мотивированное согласие или несогласие с тем, что бы указанная информация была включена в общедоступную базу дан-ных.
Проект предлагает механизм обеспечения свободного доступа граждан в откры-тые судебные заседания. Из провозглашенного положения о том, что по достижении установленного законом возраста любое лицо, не находящееся в состоянии алкоголь-ного или наркотического опьянения и отвечающие санитарно-гигиеническим, требо-ваниям может свободно присутствовать на всех открытых судебных заседаниях ст. 13 Проекта допускает два исключения. Свобода доступа граждан в помещения суда и в зал судебного заседания может быть ограничена в целях обеспечения безопасности граждан в здании суда и исходя из количества мест в зале.
Статья 14 Проекта определяет, что открытым является судебное заседание, разбирательство дела в котором происходит со свободным доступом в зал судебного заседания. Часть 2 ст. 14 содержит отсылочную норму: "Все судебные заседания яв-ляются открытыми за исключением случаев, предусмотренных федеральным зако-ном". Представляется более точной ссылка не на абстрактный федеральный закон, а на действующее процессуальное законодательство.
Основания проведения закрытого судебного заседания перечислены в ст. 15 Про-екта. Однако представляется, что эта норма не несет самостоятельной смысловой на-грузки, не предлагая ничего нового: основания и порядок проведения закрытого су-дебного заседания устанавливаются действующим процессуальным законодательст-вом или лиц, присутствующих в зале судебного заседания.
Важнейшие гарантии открытости судебной информации предлагаются Проектом в частях 4 и 5 ст. 18 ("Общедоступность судебных актов"). Они предусматривают не-обходимость опубликования судебных актов в печатных периодических изданиях и в информационных системах общего пользования, включая Интернет. Причем в по-следнем случае предусматривается бесплатный доступ к судебным актам.
Проектом предлагается в информационных системах общего пользования, в том числе в Интернете, судебные акты, вынесенные в открытых судебных заседаниях, размещать путем полного воспроизведения их текста, исключая случаи, когда су-дебный акт, постановлен в закрытом судебном заседании. Такие акты авторы Проекта предлагают размещать в информационных системах общего пользования, в той час-ти, в которой решения суда были публично провозглашены, с соблюдением условий обеспечения безопасности участников процесса, неразглашения секретных сведений и сведений конфиденциального характера, оглашение которых может причинить ущерб участникам процесса и иным лицам. Предусматривается, что Суд вправе, вме-сто полнотекстовой публикации текста судебного акта в информационной системе общего пользования, разместить краткое сообщение о рассмотренном деле, если оно носит исключительно частный характер.
Обсуждение необходимости открытой публикации полных текстов судебных ак-тов в нашем обществе имеет долгую историю. Этот пункт представляется важнейшим, ключевым во всем законопроекте, именно ради него весь законопроект, по нашему глубокому убеждению, и создавался. Именно поэтому вызывает серьезнейшие возра-жения одно из замечаний, содержащихся в Заключении Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству: "…Предусмотренное частью второй статьи 16 проекта положение об обеспечении су-дом всем лицам доступа к судебным постановлениям, вынесенным по делу, и доку-ментам, послужившим основанием для возбуждения судебного процесса, носит неоп-равданно широкий характер, поскольку затрагивает конституционное право граждан - участников судебного процесса на неприкосновенность частной жизни (статья 23 Конституции Российской Федерации)". Этот довод представляется несостоятельным прежде всего потому, что открытый доступ к судебным актам, опубликованным пол-ностью, не более нарушает право граждан на неприкосновенность частной жизни, чем открытое слушание дела. В том случае, если речь идет о разглашении в процессе слу-шания дела сведений об интимной жизни сторон - суд по ходатайству заинтересован-ной стороны может вынести определение о проведении части слушания в закрытом порядке. В этом случае в соответствии с нормами, предлагаемыми законопроектом, судебный акт оглашается и публикуется только в той части, в которой он не касается скрываемых сведений.
Кроме того, не следует забывать, что речь идет о рассмотрении дел не только ча-стного обвинения, но и публичного. В первом случае речь идет (упрощенно говоря) о вынесении своего спора на суд мирового судьи - дело перестает быть сугубо частным - в него уже вмешиваются третьи лица, огласка уже произошла. Рассмотрение дела судом переводит его из сугубо частной плоскости в плоскость публичную. Проектом предусмотрено, что по таким делам допустимо опубликование не полного текста, а сокращенного сообщения о рассмотренном деле - своего рода резюме. Представители общества имеют право знать суть рассматриваемых мировыми судьями конфликтов, практику их рассмотрения, особенности, детали частной жизни здесь не важны и не будут, скорее всего, включаться в текст "резюме". Если же речь идет о рассмотрении дел публичного обвинения, то частный интерес здесь охраняется, как уже говорилось, посредством проведения в предусмотренных законом случаях закрытых судебных за-седаний. В остальных случаях мы говорим о защите публичного интереса, защите наиболее важных для общества правоотношений, и поэтому само общество имеет право знать в деталях и подробностях, как именно государство, которое содержится за счет граждан, защищает эти наиболее важные и значимые отношения, насколько объ-ективно, тщательно и всесторонне исследуются обстоятельства дела, насколько граж-данин защищен в суде. Скрывать эти детали за ширмой абстрактной защиты некоей абстрактной тайны частной жизни недопустимо.
Проект содержит ряд норм, направленных на урегулирование взаимодействия судов и СМИ. По сути, это часть механизма реализации принципа гласности. В ст. 20 Проекта сформулирован ряд общих принципов взаимодействия судов и средств мас-совой информации. Следует отметить, что все эти принципы хорошо известны и уже неоднократно формулировались в процессе обсуждения проблемы, но важно то, что они впервые, собранные воедино, в комплексе находят отражение в нормативном акте и подкрепляются последующими нормами, призванными обеспечить их реализацию.
"Взаимодействие судов и средств массовой информации основывается на сле-дующих принципах:
а) реализация прав граждан на оперативное получение через средства массовой информации сведений об организации судебной системы, о суде, о судебной стати-стике;
б) обеспечение квалифицированного, объективного и достоверного информиро-вания общественности о судебной деятельности в целях повышения уровня осведом-ленности граждан о работе судебной системы;
в) беспрепятственное осуществление представителями средств массовой инфор-мации профессиональных полномочий с учетом их права на поиск, получение, вос-произведение и распространение информации о судебной деятельности;
г) соблюдение журналистами при освещении ими деятельности судебной систе-мы обязанностей, установленных законодательством Российской Федерации о средст-вах массовой информации.
Право на получение, использование и распространение предусмотренных на-стоящим Федеральным законом сведений о судебной деятельности осуществляется в пределах, установленных федеральным законом в целях защиты государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности, права граждан на неприкосновенность частной жизни и сохранение тайны личной и семейной жизни.
Исходя из принципов судейской этики, судья вне рамок профессиональной дея-тельности должен воздерживаться от публичной оценки вступивших в законную силу судебных актов, подвергать сомнению профессиональные действия судей при рас-смотрении дел, а также делать публичные заявления по существу дел, находящихся в производстве суда.
В интересах соблюдения принципов независимости судей, беспристрастности суда и невмешательства в судебную деятельность средства массовой информации не вправе требовать от судов информацию, касающуюся оценки оснований и мотивов вынесенных судебных актов" .
По мнению авторов Законопроекта, официальными представителями суда, осу-ществляющими взаимодействие со средствами массовой информации, являются пред-седатели судов, их заместители, пресс-секретари судов, судьи по поручению предсе-дателей судов или Президиума Верховного Суда Российской Федерации, президиумов Верховных судов республик, краевых и областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области и судов автономных округов, окружных (флот-ских) военных судов (ст. 21 Проекта).
Предложение о введении должности пресс-секретарей судов всех уровней вызва-ло возражения практически у всех авторов представленных на сайте Государственной Думы РФ заключений. Так, в Заключении Правительства РФ, говорится: "Из поясни-тельной записки следует, что реализация законопроекта потребует введения должно-стей пресс-секретарей в судах областного звена. Не ясно, кто будет официальными представителями районных и гарнизонных судов, а также мировых судей. Вместе с тем должность пресс-секретаря суда отсутствует в Реестре должностей федеральной государственной гражданской службы, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 2005 г. № 1574, в связи с чем неясно, какие условия оплаты труда должны применяться для указанных работников". Аналогичные возражения со-держатся и в Заключении Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству. В нем высказываются опасе-ния, что реализация законопроекта приведет к расходам, покрываемым за счет средств федерального бюджета.
Представляется, что внесение поправок в текст Реестра должностей федеральной государственной гражданской службы, утвержденного Указом Президента РФ, не представляет особой сложности, хоть и повлечет за собой необходимость корректи-ровки бюджета в части выделения средств на содержание новой штатной единицы.
С нашей точки зрения, вопрос лежит несколько в иной плоскости: насколько бу-дет эффективной работа пресс-секретарей, которые будут находиться в подчинении у председателей суда. Ведь если не изменится отношение судейского корпуса к необхо-димости публичного "оголения" и раскрытия максимально возможного количества информации о себе и своей деятельности, то вся работа пресс-секретарей сведется к составлению кратких "резюме" по рассматриваемым делам и рассылке малоинформа-тивных пресс-релизов, выхолощенных до пустых цифр и общих фраз.
Намного более важно обеспечить, как это предусмотрено ст. 22 Проекта, свобод-ный доступ журналистов в помещения судов, в которых проводятся открытые судеб-ные слушания, в иные помещения суда, где располагаются сведения о суде; к мате-риалам судебных дел и депонированным в суде судебным актам (в объеме, преду-смотренном Проектом). В задачи пресс-секретарей или иных, уполномоченных со-трудников суда, должно входить своевременное размещение судебных актов в ин-формационных системах общего пользования в порядке, предусмотренном статьей 18 настоящего Проекта и предоставление по запросам редакций СМИ сведений о дея-тельности судов, организации судебной системы и судебной статистике.
Одной из важнейших гарантий общедоступности сведений о суде является поло-жение, закрепленное в части 4 ст. 22 Проекта: "Использование института аккредита-ции представителей средств массовой информации при судах, Судебном департамен-те при Верховном Суде Российской Федерации или его территориальных органах не ограничивает право представителей иных средств массовой информации на получе-ние информации о судебной деятельности в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом".
Обращает на себя внимание разногласие авторов проекта и Комитета Государст-венной Думы по конституционному законодательству и государственному строи-тельству: в пояснительной записке к законопроекту указывается, что проведение новшеств, указанных в законе, в том числе введение должности пресс-секретарей предполагается осуществить в рамках Федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы" (расходы на реализацию данной про-граммы предусмотрены в Федеральном законе "О федеральном бюджете на 2007 год", однако в Заключении Комитета по конституционному законодательству и го-сударственному строительству указывается, что введение указанной должности, а также ее финансовое обеспечение, указанной целевой программой не предусмотре-но. Не предусматриваются Федеральной целевой программой, как мы уже указывали выше, и расходы на создание информационных баз судебных актов в сети Интернет!
Статья 23 Проекта предполагает следующий порядок предоставления СМИ све-дений о судебной деятельности: после оглашения окончательного судебного решения по делу с разрешения председательствующего журналистам обеспечивается доступ к вынесенным по делу судебным постановлениям, если они не содержат сведений, со-ставляющих охраняемую федеральным законом тайну, а также к оглашенным в от-крытом судебном заседании документам, послужившим основанием для возбуждения судебного процесса. Не допускается предоставление материалов по делам, производ-ство по которым не завершено судом в установленном процессуальным законом по-рядке.
Закон РФ "О средствах массовой информации" закрепляет порядок получения редакциями СМИ информации в ответ на редакционный запрос. Перечень лиц, упол-номоченных на предоставление информации, совпадает с перечнем официальных лиц, содержащимся в ст. 21. Запрашиваемая информация предоставляется председателями судов, руководителями постоянно действующих рабочих органов Совета судей Рос-сийской Федерации, Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федера-ции, советов судей и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Феде-рации, руководителями и заместителями руководителей Судебного департамента при Верховном Суде РФ, его территориальных органов, руководителями органов, обеспе-чивающих деятельность мировых судей, работниками пресс-служб в пределах компе-тенции, установленной федеральным законодательством о судебной системе и феде-ральными процессуальными законами.
Проект четко оговаривает, что данные, касающиеся судебной статистики, пре-доставляются по письменному запросу на основании форм государственной отчетно-сти. Иными словами, никакой дополнительной аналитической или статистической ра-боты для выполнения запросов редакций СМИ производится не будет, те данные, ко-торые не включены в формы государственной отчетности не будут предоставляться редакциям.
Доступность для СМИ сведений о судьях обеспечивается в порядке и в пределах, предусмотренных статьей 8 Проекта. Сведения о кандидатах, рекомендованных в со-ответствии с заключениями квалификационных коллегий судей на должность судьи (фамилия, имя, отчество, год рождения, образование, сведения о трудовой деятельно-сти), предоставляются по запросам редакций средств массовой информации Судеб-ным департаментом при Верховном Суде РФ, его территориальными органами или органами, обеспечивающими деятельность мировых судей.
В предоставлении запрашиваемой информации, по мнению авторов Проекта, может быть отказано по следующим основаниям:
а) наличие в составе информации сведений, содержащих охраняемую федераль-ным законом тайну;
б) необходимость обеспечения безопасности участников судебного разбиратель-ства, их близких родственников, родственников или близких лиц и (или) предотвра-щения разглашения конфиденциальной информации;
в) несоответствие запроса содержанию и правилам предоставления сведений о судебной деятельности, установленных настоящим Проектом;
г) если для предоставления запрашиваемой информации требуется осуществле-ние исследовательской или аналитической деятельности в целях дополнительного по-лучения сведений, не предусмотренных данным Проектом;
д) запрашиваемая информация касается обстоятельств дела, находящегося в про-изводстве суда, по которому не вынесено окончательное решение.
Предложенный перечень оснований для отказа в предоставлении информации не совпадает с основаниями для отказа в предоставлении информации, закрепленными в действующем Законе "О СМИ". Авторы проекта не делают этот перечень исчерпы-вающим, что порождает возможность неограниченного расширения оснований для отказа в предоставлении информации. Согласно части 3 ст. 25 "официальный пред-ставитель суда вправе отказать средству массовой информации в предоставлении за-прашиваемых сведений по мотивам систематического искаженного, недостоверного освещения судебной деятельности данным средством массовой информации". Авторы Проекта добавляют, что отказ в предоставлении запрашиваемой информации может быть обжалован в Совет судей РФ или в совет судей субъекта РФ, либо оспорен в су-дебном порядке. Указанная мера может быть применена к СМИ после вынесения в его адрес судом соответствующего предупреждения.
Статья 40 Закона "О СМИ" предусматривает, что отказ в предоставлении ин-формации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государст-венную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. Уведомле-ние об отказе вручается представителю редакции в трехдневный срок со дня получе-ния письменного запроса информации. В уведомлении должны быть указаны: 1) при-чины, по которым запрашиваемая информация не может быть отделена от сведений, составляющих специально охраняемую законом тайну; 2) должностное лицо, отказы-вающее в предоставлении информации; 3) дата принятия решения об отказе.
Как видно, часть 3 ст. 25 Проекта противоречит нормам действующего Закона "О СМИ", который не предусматривает такого основания для отказа в информации, как систематическое искаженное недостоверное освещение деятельности того или иного органа. Такие предложения потенциально опасны: во-первых, введение в текст закона оценочных категорий предоставляет возможность слишком широкого истолкования при применении. Кроме того, авторами Проекта не указывается, каким судом и в ка-ком порядке должно приниматься решение и выноситься "соответствующее преду-преждение". В случае критики деятельности того или иного суда, судья критикуемого судебного органа может по надуманным основаниям вынести решение о "предупреж-дении" в адрес СМИ, и, в последующем, об отказе в доступе к информации.
Не соответствует нормам Закона "О СМИ" и сама идея вынесения предупрежде-ния за искаженное освещение деятельности. Предупреждения в адрес редакций СМИ выносятся только регистрирующим органом и только за перечисленные в ст. 4 Закона "О СМИ" нарушения. Предупреждение выносится только на основании вступившего в законную силу судебного решения, устанавливающего факт нарушения.
Во всех остальных случаях любой властный орган, включая суд, может опубли-ковать ответ на статью, которая, по мнению фигуранта статьи, содержит искаженные сведения. К сожалению, именно правом на ответ так часто пренебрегают задетые пуб-ликациями в СМИ лица, хотя это право предоставляет возможность высказаться всем участникам дискуссии и максимально информировать общество, предоставляя граж-данам весь спектр мнений, аргументы "pro et contra", подкрепленные точными циф-рами и конкретными примерами.
Предлагаем статью 25 Проекта сформулировать следующим образом: "1. От-срочка либо отказ в предоставлении сведений о деятельности суда редакции СМИ допустимы в случаях, предусмотренных действующим законодательством о средствах массовой информации. 2. Решения об отказе в предоставлении ин-формации и отсрочке в предоставлении информации направляются в редакцию СМИ в письменном виде в сроки, предусмотренные действующим законодатель-ством о средствах массовой информации. 3. Решения об отказе в предоставле-нии информации и отсрочке в предоставлении информации могут быть обжало-ваны в вышестоящем суде".
Статья 26 Проекта содержит перечень случаев обязательного размещения в СМИ (опубликования, сообщения в радио- или телепрограмме) судебной информации:
1. Сообщение об отмене (изменении) полностью или частично нормативного ак-та, если этот акт был опубликован в данном средстве массовой информации.
2. Сообщение официальных представителей суда по поводу публикаций (сооб-щений в теле- или радиопрограмме), касающихся деятельности этого суда, либо рас-смотренные этим судом дел.
3. Резолютивная часть судебного решения об опровержении опубликованных (сообщенных теле-, радиопрограммой) сведений, полностью публикуется (сообщает-ся) на той же полосе (теле- радиопрограмме), что и опровергнутые сведения, без ре-дакционных комментариев (кроме извинений).
Первый пункт этого перечня не вызывает возражений, поскольку по сути, проис-текает из норм журналистской этики и требований разумности: если в СМИ сообща-лось о появлении нормативного акта, то же СМИ обязано, реализовывая право своих читателей, слушателей, зрителей на информацию, сообщить им об изменении или от-мене этого акта, в частности, на основании судебного решения. Второй пункт переч-ня, по сути, является дублированием нормы, закрепленной в ст. 46 Закона "О СМИ", регламентирующей порядок реализации права на ответ. В том случае, если представи-тель суда обращается в редакцию с требованием разместить ответ на размещенное ра-нее информационное или аналитическое сообщение, то он может сделать это в поряд-ке, установленном Законом "О СМИ".
Положения п. 3 ч. 26 Проекта не соответствуют правилам размещения опровер-жения, предусмотренным действующим Законом "О СМИ". Статьи 43-45 Закона ус-танавливают и детально регламентируют порядок размещения опровержений. В том случае, если истец просит суд обязать редакцию СМИ сообщить в качестве опровер-жения составленный им лично текст, то публикуется именно тот текст, о котором шла речь, а не весь текст резолютивной части решения (это, как показывает практика, наи-более эффективный способ защиты прав пострадавшей стороны, т.к. грамотно состав-ленный текст опровержения не повторяет дословно все те сведения, которые призна-ны судом недействительными, а следовательно, не происходит повторного распро-странения этих сведений). Попытка запретить размещение редакционных коммента-риев является нарушением конституционного права на свободу выражения мнения. Другое дело - насколько грамотным, корректным, законным будет этот комментарий, - но это дело редакции и вопрос мастерства и профессионализма журналистов, если комментируя ситуацию, они допустят какое-либо нарушение норм действующего за-конодательства - то текст комментария может стать причиной для другого иска.
Следует согласиться с мнением, высказанным в п. 4 Заключения Комитета Госу-дарственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству о необходимости приведения положении ст. 25 и 26 Проекта в соответ-ствие с Законом "О СМИ".
Для рассмотрения возможных спорных ситуаций, связанных с освещением в средствах массовой информации судебной деятельности, а также с отказом судов в предоставлении им информации статья 27 Проекта предлагает создать в субъектах Российской Федерации при советах судей конфликтные комиссии, состоящие из рав-ного числа представителей судейского сообщества и средств массовой информации. Предполагается, что решения конфликтных комиссий будут обязательны для судов и подлежат полнотекстовому опубликованию в органах средств массовой информации без редакционных комментариев. Решения конфликтных комиссий могут быть обжа-лованы в судебном порядке.
Это предложение носит конструктивный характер и, как нам представляется, должно быть реализовано на практике. Однако для его реализации необходим ряд до-полнительных мер. На наш взгляд, необходимо разработать положение о кон-фликтных комиссиях, либо дополнить текст Проекта рядом статей, в которых будет указан правовой статус комиссий, порядок их образования и деятельности, перечень возможных споров, подлежащих разрешению ими, и др.; определить по-рядок разрешения возможных спорных ситуаций между Верховным Судом РФ и средствами массовой информации.
Учитывая, что Федеральным законом "Об органах судейского сообщества в Рос-сийской Федерации" на Совет судей Российской Федерации возложено осуществле-ние прямых связей со средствами массовой информации (статья 10), представляется целесообразным включить в законопроект положение о предоставлении Совету судей Российской Федерации полномочий по разрешению возможных спорных ситуаций и организации формирования и деятельности конфликтных комиссий в субъектах Российской Федерации.
Указывая на недостаточную проработанность предложения о создании кон-фликтных комиссий в Заключении Правительства РФ отмечается:
- Федеральным законом от 8.01.1998 г. № 7-ФЗ "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации" не предусмотрено создание этих органов;
- поскольку такие комиссии образуются при региональных советах судей, было бы целесообразно разработать соответствующие поправки в Федеральный закон "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", которые определили бы порядок их образования и деятельности, порядок разрешения споров, порядок обжа-лования решений этих комиссий;
- Федеральная целевая программа "Развитие судебной системы России" на 2007-2011 годы, утвержденная постановлением Правительства РФ от 21.09.2006 г. № 583, в рамках которой авторами проекта предполагается осуществить финансирование ука-занных в финансово-экономическом обосновании мероприятий, не включает в себя соответствующие расходы на их осуществление .
Анализ "финансового блока" Федеральной программы показал, что, помимо этой статьи расходов, в Программу также не включены расходы на создание баз данных, в которых предлагается аккумулировать судебные акты. Это существенно снижает практическую значимость и эффективность реализации всей программы в целом. Представляется важным внести соответствующие изменения в бюджет Про-граммы и предусмотреть расходы на создание конфликтных комиссий, введение должности пресс-секретарей и создание общедоступных информационных баз судебных актов.
Одна из актуальнейших проблем - объективное освещение в СМИ деятельности органов судейского сообщества, её подконтрольность институтам гражданского об-щества. К сожалению, авторы Проекта не предлагают кардинального решения про-блемы, ограничиваясь "необходимым минимальным стандартом": по сути, предлага-ется законодательно закрепить ту систему взаимодействия СМИ и органов судейского сообщества, которая функционирует на сегодняшний день. В соответствии со ст. 24 Проекта органу судейского сообщества необходимо предоставлять следующие сведе-ния: наименование и реквизиты постоянно действующего органа судейского сообще-ства (адрес, телефон справочной службы, адрес электронной почты); данные о руко-водстве и персональном составе (фамилия, имя, отчество, занимаемая должность или род деятельности); нормативные акты, устанавливающие порядок формирования и деятельности органа судейского сообщества; регламент работы органа судейского со-общества и тексты решений органа судейского сообщества, принятые на открытых заседаниях. Все иные сведения о деятельности органа судейского сообщества могут предоставляться с согласия председателя данного органа судейского сообщества, только в том случае, если это не противоречит принципам независимости судей и не-вмешательства в судебную деятельность, интересам защиты конституционных прав граждан на неприкосновенность частной жизни.
В Проекте предлагается обеспечивать представителям СМИ доступ на открытые заседания органов судейского сообщества и позволить присутствующим в открытом заседании фиксировать ход заседания в письменной форме, а также с помощью средств аудиозаписи без специального разрешения председательствующего. Что каса-ется фотосъемки, видеозаписи или радиотрансляции - они могут допускаться с раз-решения председательствующего, а на открытом заседании квалификационной колле-гии судей - с согласия большинства членов данной квалификационной коллегии су-дей.
Проект содержит открытый перечень случаев проведения органами судейского сообщества закрытых заседаний. В этом случае доступ журналистов на заседание за-прещается. Решение о проведении закрытого заседания принимается в порядке, пре-дусмотренном нормативными актами, регламентирующими деятельность данного ор-гана судейского сообщества, в случаях необходимости обеспечения неприкосновен-ности и независимости судей, предупреждения разглашения конфиденциальной ин-формации и в целях защиты охраняемых законом прав и интересов граждан.
Закон об органах судейского сообщества не содержит перечня оснований для проведения закрытых заседаний. В соответствии со ст. 16 Положения о квалификаци-онных коллегиях судей квалификационная коллегия судей проводит, как правило, открытое заседание. Это положение распространяется на деятельность всех квалифи-кационных коллегий судей. Перечень оснований для проведения закрытых заседаний практически идентичен перечню, имеющемуся в ст. 24 Проекта. Закрытое заседание, полностью или частично, может быть проведено также по обоснованному ходатайст-ву судьи, в отношении которого рассматривается представление либо обращение, а также по ходатайству Генерального прокурора РФ или его представителя. Закрытое судебное заседание проводится по решению квалификационной коллегии судей, если за это проголосовало более половины членов квалификационной коллегии судей, принявших участие в заседании. Личная переписка граждан может быть оглашена в открытом заседании только с их согласия.
Представляется, что если в закрытом заседании квалификационной коллегии су-дей рассматривались вопросы, касающиеся разбора жалобы граждан на действия су-дьи, совершения судьей неэтичных действий или дисциплинарного проступка, то ре-золютивная часть этих решений должна быть оглашена в любом случае. Предлагаем включить в текст ст. 24 Проекта положение, позволяющее гражданину, чья жа-лоба на действия судьи разбирается в закрытом заседании квалификационной коллегии в обязательном порядке присутствовать на этом заседании и иметь возможность задавать вопросы судье и отвечать на вопросы членов коллегии. Та-кое решение проблемы позволит обществу осуществлять более действенный контроль над деятельностью квалификационных коллегий и сделает неактуальными упреки в том, что судебная система отгородилась от общества, и в погоне за честью мундира, не объективна и пристрастна в отношении недобросовестных судей.
Представляется, что скорейшее принятие этого акта (с учетом предложений и поправок) чрезвычайно важно и позволит разрешить ряд противоречий, препятст-вующих эффективной реализации права на доступ к информации о судах и судебной деятельности.

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни