Новостная лента
28 Ноября 2008 года

В ожидании грома.

Дмитрий Флорин,
собственный корреспондент ФЗГ в Центральном федеральном округе.

Михаил Бекетов в своей "Химкинской правде" писал об афере с уничтожением лесопарка возле Химок больше года. Сейчас он в больнице в тяжелом состоянии после недавнего нападения. О нем заговорили.

"Зачем вам нужно убить человека, чтобы понять, что он живой…" - эти слова из фильма "Тот самый Мюнхгаузен" уместны в данной ситуации. История движется по спирали. Холодов, Политковская… - скорбный список отнюдь не краток. И осознание ценности, в данном случае - журналистов, приходит после их гибели. Можно исписать руки по локоть, обличая сволочей различных рангов, но пока не случится "это", добиться внимания практически невозможно.

Модная тема.

О состоянии здоровья Бекетова умолчим. Интернет и без того весь в пузырях со "смачными подробностями" того, как: "ему сейчас хреново". Нынешняя информационная политика большинства СМИ направлена на смакование подробностей где кровь, попытка убийства, ампутация, кома, потеря крови, и никто не будет описывать того, что предшествовало этому кошмару. Нет, про убийство собаки и уничтожение машины Бекетова, конечно же, напишут. А о том, ИЗ-ЗА ЧЕГО ВСЁ - нет. Размазывать сенсацию будут почти до Нового года. А потом кто-нибудь обнаружит в мордовском лесу белку, похожую на Леонида Брежнева, и все внимание СМИ уйдет в мордовскую глушь.

Но пока это еще "модная тема". Пожалуйста - даже в ОП собрались.


Не совсем пал, но геройски

25 ноября состоялось заседание комиссии Общественной палаты по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации. Председатель комиссии редактор "МК" Павел Гусев два раза извинился за то, что встреча происходит в весьма скромном по размерам помещении, и выступил со вступительным словом. Поведал, что с Бекетовым. Ампутация, кома, больница. Пяток телекамер снимали это как откровение.


ТВ достало всех

В тесной комнате несколько камер. На каждую камеру приходится 2-3 человека "экипажа". От некоторых телекомпаний приехали по 2 камеры. В одной группе оператор снимает, журналист пытается что-то состряпать в блокноте, а "лидер группы" (администратор что ли) смотрит вокруг и за своим "экипажем". При этом и лидер и журналист каждые 3-4 минуты выбегают из комнаты, чтобы позвонить или ответить на звонок своего руководства с телекомпании, чтобы и им рассказать, что происходит на съемке, а те, в свою очередь, скажут что снимать, что нет, или кого надо "выцепить" чтобы взять "синхрон" (микроинтервью на 15-20 секунд). Беготня как на стадионе. Но главный "синхрон" для стандартного двухминутного телесюжета есть - Павел Гусев озвучил ужас, произошедший с Бекетовым. И назвал Михаила "настоящим героем".


Слово адвоката

Далее слово взял адвокат Павел Астахов. Тут все конкретно: надо, чтоб ОП разработала и отправила в Госдуму пакет законодательных инициатив, согласно которым будут внесены поправки, ужесточающие ответственность за нападение на журналистов. Праведный гнев "адвоката из телевизора" - за воспрепятствование осуществления профессиональной деятельности журналиста - штраф 80 тысяч рублей. А по статьям "клевета" или "оскорбление чести и достоинства" - реальные тюремные сроки, а если и штраф - обычно эти суммы принято прописывать с шестью нулями. Павел Алексеевич! Журналистская братия будет вам весьма обязана. Останется только другая проблема - "управляемый гуманизм" нашей судебной системы.


Бекетова под суд?

С этого момента и до слова Алексея Симонова разговор пошел о чем угодно, только не о том, что было заявлено первым вопросом - о ситуации, связанной с нападением на главного редактора газеты "Химкинская правда" Михаила Бекетова.

Контрастно выглядевшая на фоне остальных представителей ОП девушка Ирина Плещева (руководитель центра развития молодежных СМИ), выдала, что вообще-то надо бы и журналистам некоторым поответственнее быть. Мол, сейчас такое творится - пишут что хотят. Непонятно, правда, какое отношение сие повествование имело к делу Бекетова.

Пытаемся следовать логике докладчика. Выходит, Бекетова хотели убить, потому что средств воздействия на журналиста (возможно - необъективно оценивающего происходящее) нет? Продолжаем - если такой вариант решения проблемы распространить не только на СМИ, а на всех, что выйдет? Буквально через месяц в нашей стране некому будет работать в ГАИ (да и вообще МВД весьма заметно "исхудает"), в ЖЭКах, в судах, во многих органах и исполнительной и законодательной власти. Там тоже та же проблема - закон есть, дабы на них воздействовать, чтоб они честно работали, только это бесполезно - законы не работают по тем же причинам, что и они. Словом - а если каждый конопат, где набрать на всех лопат? Непонятно, что имела в виду Ирина Плещева. Применить к лежащему при смерти Бекетову какие то еще более строгие законы, чем имеющиеся? Правильно - будут бояться, не будут писать, и их тогда не будут убивать. Вопрос решен?

Поправка. Ирина Владимировна - если сейчас таких людей убивают, а они все равно пишут, значит, и будут писать, даже если за статью "клевета" четвертование введут.


Вопросы есть?

Николай Сванидзе говорил эмоционально и немногословно. О своем отношении к произошедшему. Отношение к этому у всякого порядочного человека может быть только одно. Потом был Александр Брод - директор московского бюро по правам человека. Потом епископ Сергей Ряховский. О чем говорили - честно, не знаю. Все было настолько "окологлобально", что голова, думающая над ужасом, произошедшим с Бекетовым, улавливать вселенские вопросы о роли собравшихся в истории формирования Солнечной системы отказывалась.

Мы все ждали очереди главы Химок Владимира Стрельченко. Нет, никто никого не обвиняет. Но подразумевает, зная ситуацию противостояния химчан, журналистов, политиков и чиновников в вопросе о строительстве новой скоростной автомагистрали Москва - Санкт- Петербург. Что? Да причем здесь Бекетов, причем здесь Стрельченко, тут ДЕНЬГИ и ничего боле. Речь идет о десятках миллионов долларов в долгосрочных "освоениях". Одна неувязочка - чего-то химчане не сильно хотят, чтобы последние 1 000 гектар подмосковного леса вырубали и строили "сопутствующие" трассе сооружения. А журналисты, наподобие Бекетова, что-то там пишут. Но когда речь идет о таких суммах - нет задач невыполнимых. Особо ретивым гражданам двери в квартирах поджигают, пикеты запрещают, а если те их и устраивают - в кутузку, как это было летом. И пусть в судах дела против населения разваливаются, главное - дать им всем понять, кто в округе хозяин. А если кто не понял - вот вам Бекетов. Вопросы есть? СМИРНО!


Чисто плотный

О чем говорил Стрельченко? Да ни о чем. Эту позицию мне выразила служащая его пресс-службы еще летом. Несколько дней я пытался задать пару вопросов хоть кому-то из администрации Химок. Нереально. Десятки телефонных номеров, десятки служащих, а поговорить, как говорится, после смерти Махатмы Ганди - не с кем!

Когда я уже какую-то мадам с пресс-службы просто достал, она выпалили: "ДА НЕТ НИКАКОГО ХИМКИНСКОГО ЛЕСА!! Есть Истринский лесхоз! И нечистоплотные журналисты!"

Вот об этом, о "нечистоплотных журналистах", и говорил Стрельченко. Только почему-то нечистоплотный Бекетов при смерти, а чистоплотный Стрельченко округом "рулит". Вывод - надо быть чистоплотным, как местная власть. А то убьют. За нечистоплотность-то.


Голое заседание

И.о. замначальника уголовного розыска ГУВД области Владислав Гулыго обнадежил, мол, ищем преступников, пытавшихся убить Бекетова. Пока никого не нашли, но ищем.

Президент ФЗГ Алексей Симонов поинтересовался у Павла Гусева, почему, мол, в повестке первым вопросом стоит Бекетов, а начали с третьего вопроса - с "разного"? Час что-то обсуждали, а ведь про Бекетова-то и не говорили! И ведь все есть для того, чтобы говорить именно про Бекетова - присутствуют глава Химок Стрельченко, милиция, Генпрокуратура, журналисты, Олег Митволь, который про журналиста и Химкинский лес немало знает, даже химчане были. Абсурдность происходящего в предыдущем часе стала ощущаться кожей. В восторге от происходящего только телевизионщики - сюжеты готовы.


Надо выпить треугольник!

Павел Гусев напомнил: мы не расследование будем вести, собрались для другого. Чтобы обсудить.

Стрельченко пошел в атаку - я избран в Химках! Кто хочет - могу дать и "порулить", если считаете, что это так просто! (Сванидзе - а журналистам дадите?) И более того - заявляю, пойду на следующие выборы!

Следующий спикер вообще "пошел по грядкам", мол, вообще не о том говорим! Проблема в том, что враги России стремятся сделать из россиян быдло. И вот черт - у них это выходит! Надо спасать наш великий народ! Вот если на первом канале ввести постоянную передачу - про обсуждения в нашей Общественной палате, чтоб народ, так сказать "держать" и "растрясывать", вот это будет дело! Да и центр защиты журналистов срочно нужен! Надо организовать, а то вот - убивают прямо!

Марина Гриднева из Генпрокуратуры добавила, что генпрокурору о продвижении в расследовании о нападении на Бекетова ежедневно докладывают.

Олег Митволь все же высказался. Эмоционально и открыто. Хотя ничего и не предложил. А что тут можно предложить? Чтобы сидящие рядом сотрудники генпрокуратуры, криминальной милиции и администрации Химок стали друг к другу внимательней?


Подмосковный Чикаго

Анатолий Юров, главред химкинской газеты "Гражданское согласие", на которого было совершено не одно нападение (в одном из них он получил 10 ножевых ранений), рассказал о происходящем в Химках. Что было и что есть. Краткая характеристика: "Чикаго 30-х".

Пишите жалобы хоть господу богу! И припишите, чтоб, когда вас будут убивать - не так мучительно все прошло. Бекетов предупреждал Юрова, что скоро его могут убить. И о звонках с угрозами, и о слежке, и о том, что на работу приходится выезжать за несколько часов, чтобы "попетлять". Да Юров сам в такой же ситуации.

Разговаривать о вселенских проблемах куда приятней, нежели о происходящем в Химках. Присутствующим, создалось впечатление, стало просто неловко от слов Юрова. О запрещаемых митингах, о покушениях и нападениях, о человеческом отчаянии и чиновничьем цинизме и равнодушии. Покушение на убийство Бекетова был вопросом времени. Отнюдь не случайность. Хотя, разговаривая с Митволем за дверями зала, сошлись на том, что все же надеялись - не посмеют. Ну, очень уж все будет очевидно. Побоятся. Ошиблись. Они уже ничего не боятся. Приучены безнаказанностью.

И когда Юров в глаза Стрельченко смотрит и рассказывает о том, что в Химках происходит, тот просто взгляд опускает и молчит. (Потом, правда, скажет, что, мол, я честно приехал, а вы тут прям…).


Величество должны мы уберечь!

Во время рассказов о "Химкинском Чикаго" Юрова, господин Стрельченко весь как-то сжался. Непривычно, да? Нет любимого "толстого-толстого слоя" заместителей, пресс-секретарей, и прочих, чтобы обуздать взбунтовавшийся "социум". Ой, я ошибся, "тыловая служба" Стрельченко и тут окопалась.

Я не запомнил его фамилию. С ужасом обнаружил, что "тыловик" сей все время сидел передо мной в полуметре. Справа от Алексея Симонова. Я подался назад. Симонов, кажется, тоже, насколько смог, отодвинулся от него. Неприятно.

Честно - тьфу. Я такого уже даже на самых безумных митингах давно не слышал. В нападении на Бекетова, виноват… Бекетов! По мнению "тыловой службы", это же как дважды два! Это они, продажные журналисты - корень зла. Смотрите - за два года работы "Химкинская правда" выпустила всего 5 номеров! (Впрочем, осведомленность о Бекетове и его газете так и "лилась". "Высокие гости" решили, что у газеты менее 1000 экземпляров тираж, и она не зарегистрирована, что оказалось совсем наоборот - авт.). Кто ее издает? Вот правильно Владимир Стрельченко вопрос поставил - кто им деньги дает?! И вообще - журналисты, не секрет, сами бегают и предлагают накопать компромат на честных чиновников! Они от этого кормятся! И надо бы вопрос с журналистами давно решить! И еще - вот Стрельченко, он "афганец", так они уже и здесь, в этом святом направлении и то лапы свои грязные распускают! Пишут всякое!

Алексей Симонов: "Как интересно, про "афганцев" здесь до вас никто не говорил!". "Тыловик" начал "буксовать". Стрельченко еще больше покраснел. Контратака захлебнулась. Эх, военные, военные. Оказывается, Стрельченко по их мнению - жертва, которого Бекетов своим чуть не уходом в иной мир так подставил.


Пишите письма - шлите почтой

На чем порешили? А вы не догадываетесь? Разослать письма о том, что "озабочены, осведомлены и возмущены" куда только можно. Со штампом Общественной палаты. "Потенциальным Бекетовым" от этого должно стать потенциально легче.

Наблюдение - нам раздавали подобие пресс-релизов (должны же докладчики хоть бегло ознакомиться с темой заседания). В нем - список присутствующих. И вот именно очередностью списка было выражено отношение к теме. Первым в списке был Павел Гусев. Затем: Павел Астахов, Дмитрий Бирюков (Издательство "Семь дней" ), Ирина Плещева, Владимир Сунгоркин (главред ИД "Комсомольская правда"), Николай Сванидзе, Александр Брод, Андрей Дементьев (политобозреватель ВГТРК "Радио России"), Сергей Ряховский (епископ), Владимир Стрельченко, Андрей Матяш (генпрокуратура), Марина Гриднева (генпрокуратура), Владислав Гулыго (и.о. замначвльника угро ГУВД МО), Андрей Бабушкин (председатель организации "Комитет за гражданские права"), Марк Рудный (председатель Химкинского отделения "Патриотов России"), завершает список - Алексей Симонов (президент ФЗГ), Борис Тимошенко (руководитель службы мониторинга ФЗГ), Людмила Щербина (Первый секретарь союза журналистов Москвы) и Анатолий Юров (главред химкинской газеты "Гражданское согласие").

Оценили степень "стратегичности" в списке Общественной палаты? Первыми написаны те, кто про дело знает меньше всех. Зато больше всех по этому поводу говорит.

Да, Бекетову повезло. Жив остался. И его случай назван Общественной палатой: "общественно-значимым деянием". И если он сможет начать говорить раньше, чем про него забудут, ему еще больше повезет. Потому что пока про него говорят - его не убьют.
А Общественная палата призывает: "задуматься над проблемой, а не действовать палкой и ножом". Сейчас они задумаются. Действительно, палка и нож оказались неэффективны. Придется по старинке - чемодан со взрывчаткой или выстрел в голову в подъезде…


Убьют - обращайтесь

"Около Бекетова" говорили почти 2 часа. Но ведь в повестке был еще один вопрос - о "прессовке" телекомпании "ТВ-2" в Томске. Тут все просто - милиции не нравятся журналисты. По их мнению, они неправильно работают. Действительно - ну убивают людей в Томске, что ж про это орать-то? С каждым может случиться. А милиция ищет. Пусть не находит - но ищет же! Значит, работает! А если тупые журналисты не понимают, так можно их и "научить".

Убили в Томске предпринимателя. А журналисты про это сюжет сделали, тем самым подорвав авторитет местной милиции. Ведь глупые люди как подумают - раз бизнесменов убивают прямо в милиции, значит, милиция плохо работает. А она же нормально работает! Бизнесмена Игоря Вахненко забили в кабинете подразделения Томского УВД, потом выбросили из окна, вывезли в лес и закопали. А журналисты про это рассказали.

Однако нонсенс - в Общественную палату даже из администрации Томской области письмо прислали в защиту телекомпании! Это фантастика. Но УВД Томска обещает: "бить по зубам". Используя все ресурсы.

Однако всего этого присутствующие журналисты и некоторые члены ОП уже не услышали. После того, как было завершено обсуждение по делу Бекетова, они покинули зал.

Бекетов-то - понимать надо! Изуродовали, чуть не убили, в коме. Весь Интернет про это говорит! А что там это "ТВ-2"? У них же никого еще не убили. А с момента убийства бизнесмена уже год прошел. Да и в "топах" Интернета" про это ничего нет. Вот убьют, изуродуют - звоните. Обсудим, снимем, покажем. Без грома креститься никто не будет. А то поговорка актуальность потеряет.

На днях в Томск будет отправлен "десант" из ОП. Цель - разобраться на месте, что происходит. В состав десанта будет входить и представитель Фонда защиты гласности.
Возможно, удастся разобраться в ситуации до того, как кого-нибудь убьют или покалечат…

Сколько можно наступать на одни и те же грабли в ожидании грома? Так и до грома можно не дожить…

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни