Новостная лента
18 Апреля 2003 года

Пермь: Дело газеты "Звезда": Интервью Константина Бахарева и Константина Стерледева.

Пермь.

Фонд защиты гласности в своем дайджесте № 129 и в материале Алексея Симонова "Явное уже не сделать тайным" ("Известия" от 17 апреля) уже сообщал об уголовном деле по факту разглашения государственной тайны в газете "Звезда" журналистами Константином Стерледевым и Константином Бахаревым. В настоящее время в Перми работает миссия ФЗГ, направленная по просьбе редакции газеты для анализа создавшейся ситуации и защиты журналистов. Ниже мы помещаем интервью обвиняемых, данное ими корреспонденту информационного агентства "Regnum".


Пермь: Дело газеты "Звезда": Интервью Константина Бахарева и Константина Стерледева.

Когда и в связи с чем в отношении вас было возбуждено уголовное дело?

После выхода 1 октября 2002 года в газете "Звезда" статьи "Суперагент по кличке Артем" заместитель прокурора Пермской области Валерий Ларин дал команду следователям РУ ФСБ по Пермской области провести доследственную проверку по факту разглашения государственной тайны. 14 октября Ларин прочитал собранные чекистами материалы и распорядился возбудить уголовное дело. И, как это водится, сначала нас допросили в качестве свидетелей. Ссылаясь на Закон РФ "О средствах массовой информации", мы отказались сообщить источник информации - следователей интересовал сначала только этот вопрос. По закону мы имеем право и даже обязаны сохранять инкогнито наших источников. Заметьте, все началось 14 октября 2002 года, а основание нам стало известно буквально несколько дней назад, то есть в апреле 2003. Нам предъявили две бумаги - указание все того же заместителя прокурора Пермской области Валерия Ларина и заявление защитников того самого Гелия Богданова. В этих двух документах сообщалось, что в статье "Суперагент по кличке Артем" опубликованной в газете "Звезда", была разглашена принадлежность Богданова к агентуре МВД. Но в ходе знакомства с уголовным делом нам пока не попадались документы, четко свидетельствующие об этом.

Какие следственные действия были выполнены пермским Управлением ФСБ?

12 ноября в кабинете главного редактора и в кабинете криминального отдела "Звезды" прошел обыск под руководством подполковника Юдинцева. Следователи увезли с собой системный блок и жесткий диск от двух компьютеров, изъяли все записные книжки, какие-то черновики, аудиокассеты и даже жалобу прокурору области на действия сотрудников ФСБ. Эта жалоба приобщена к уголовному делу в качестве вещественного доказательства! У нас распилили сейф в кабинете, но железный ящик оказался пустым…

Оказывалось какое-либо психологическое давление на вас или других журналистов?
Обработкой прессы с самого начала занялся начальник следственного отделения ФСБ по Пермской области подполковник Сергей Юдинцев. У нас сложилось впечатление, что этот человек не вполне адекватен - он хамил и матерился на допросах, грубо вмешивался в следственные действия, комментируя едва ли не каждый ответ журналистов. Во время допросов постоянно совершал какие-то странные телодвижения… Затем Юдинцев стал открыто угрожать арестовать Константина Бахарева и посадить его в одну камеру с наркодилером, чтобы последний "разобрался" с корреспондентом. Потом подполковник обещал деньги за данные информатора, потом кричал, что ему наплевать на руководство ФСБ и он через своих людей организует фельетон в одной из газет про журналистов "Звезды" под заголовком "Пиар-асы". В конце следствия Юдинцев договорился до того, что, мол, уже "решил вопрос" с судьями областного суда и сотрудникам редакции обязательно дадут 7 лет лишения свободы, реального срока. Слушать все эти выпады было крайне трудновато - и смех и грех.

Наблюдая за ходом этого дела, многие не понимают главного: чем все-таки вызвана столь бурная реакция регионального ФСБ на эту статью? Многие считали действия спецслужб банальной демонстрацией силы на грани непрофессионализма. А Вы как считаете?

В ходе нашего журналистского расследования было выяснено, что Богданов, который должен был отбывать 12-летний срок за торговлю героином и оружием и непонятно как освобожденный через 2 года, проходил почему-то по учетам МВД и ФСБ как некий Риганов, и не нес никакой ответственности за свои деяния. МВД и ФСБ фактически "давили" Богданова-Риганова, угрожая его разоблачить, а взамен требуя поставок наркотиков и оружия (автоматов и огнеметов) в Пермь, чем тот и занялся. Естественно, что имея такого ценного человека, спецслужбы дорожили им, и даже прекратили его уголовное преследование, вероятно с целью организации крупных поставок героина и оружия. После выхода нашей статьи вся эта схема разрушилась к черту. Отсюда и реакция соответствующая.

Тогда не понятно с какой целью органы, по сути, прикрывали эти нелегальные поставки?

Точно сказать, наверное, нельзя, но, судя по тому, что Богданов-Риганов успел поставить в Пермь от 15 до 24 килограмм героина (показания его куратора из МВД), а реально изъято у него было всего 80 граммов (!), мы предполагаем, что в целях личного обогащения некоторых сотрудников спецслужб.
Какова позиция прокуратуры по этому делу?

На наш взгляд, позиция более чем странная. Несмотря на различные нарушения в ходе расследования, прокуратура Пермской области полностью поддерживает и порой просто прикрывает ФСБ. Как нам рассказали, зампрокурора области Ларин пытается использовать это дело едва ли не в личных кадровых интересах, быть может, для дальнейшего продвижения по службе.

Вернемся к уголовному делу. В чем же состоит суть обвинения?

Суть обвинения в том, что мы якобы разгласили государственную тайну, несмотря на то, что мы о ней не знали…
Как это понимать?

Дело в том, что нет такого понятия, как какая-то всеобщая государственная тайна. Гостайну составляют конкретные сведения, например - количество ядерных боеголовок, устройство и схемы правительственной связи, личные данные агентов силовых структур и тому подобное. Ознакомление с этими тайнами проходит в строго установленном порядке. То есть с посвященного человека берется расписка о неразглашении, обеспечиваются какие-то режимные мероприятия. В нашем случае ничего подобного не было. Никто, как это полагается по закону "О государственной тайне" не доводил до нас, тем более под расписку, что Богданов - агент МВД. Кстати, как уже говорилось, документальных подтверждений этому до сих пор нет.
Как по отношению к вам ведут себя следователи?
Ведут себя, с нашей точки зрения, по-хамски. Пытаются вывести из психологического равновесия. Богданова, насколько известно, который, оказывается, еще и является психически больным, приковывают к огромному куску металла весом в десятки килограмм, допрашивают без адвоката, запугивают. Какие-то "бериевские застенки" да и только…

А чем оперируют следователи помимо "разглашения тайны"? Ведь что-то должно быть конкретизировано?

Дело наше аж в трех томах. И два тома из них набиты различными слухами, доносами и прочей атрибутикой ФСБ, все, как в печальном 1937 году. Самые мощные улики - это показания соседей Кости Бахарева, кстати, подписанные, почему-то сотрудником ФСБ, о том, что он ведет замкнутый образ жизни и не помогает дворнику убирать двор перед подъездом. И тому подобный набор, бытовых "помоев" и разного рода сплетен, иначе не скажешь.

Сотрудники ФСБ выяснили, кто все-таки являлся источником получения информации?
У них есть обвиняемый - старший опер милиции. Они почему-то считают, что информацию разгласил именно он. Но прочитав материалы уголовного дела, всю эту секретную макулатуру - рапорты о вербовке, копии агентурных сообщений и прочее, стало понятно, что этот милиционер никакого отношения к сути дела не имел. ФСБшникам пришлось изрядно попотеть, анализируя биллинги наших телефонных соединений, - дело в том, что у меня очень много знакомых в силовых структурах - и в ГУВД и в ФСБ. У меня даже на свадьбе свидетелем был сотрудник контррразведки! Что касается моего коллеги Кости Бахарева - он вообще был начальником Службы криминальной милиции ОВД Добрянка, он бывший кадровый милиционер, закончил Нижегородскую Высшую школу милиции, воевал в горячих точках… У него каждый третий милиционер из гарнизона ГУВД Пермской области - знакомый, если не друг…
Вы хотите сказать, что обвинения сфальсифицированы?

Да, мы так считаем. И цель, как нам кажется, очевидна - отчитаться перед руководством о своей "хорошей" работе. Заодно прижать "к ногтю" газету "Звезда" - независимая информационная политика любого издания сегодня дорогого стоит.
Как полагаете, чем все это закончится?
Закончится весь круговорот полным нашим оправданием и выплатой нам компенсации со стороны ФСБ за моральный, материальный и финансовый ущерб. Мы в этом просто убеждены.


ИА REGNUM

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни