Новостная лента
17 Ноября 2006 года

ОТЗЫВЫ О КАРТЕ ГЛАСНОСТИ

ОТЗЫВЫ О КАРТЕ ГЛАСНОСТИ

Алексей Севостьянов (Томск): "Несвободными журналистов делает не только власть, но и они сами, попадая в зависимость от диктата учредителей и от собственных предубеждений. Но власти и журналистская корпорация в целом за эту зависимость не отвечают, это дело выбора каждого журналиста. Либо он позволяет себя использовать власти или оппозиции, денежному мешку или собственному стереотипу, либо честно выполняет роль модератора, отведенную ему обществом".
Полный текс письма >>>

Эдуард Уашев (Красноярск): "Карта свободных СМИ, которая была недавно представлена вами и активно обсуждалась среди красноярских журналистов и издателей, кажется большинству из нас не объективной в отношении Красноярского края… Может быть, через два-три года в Красноярском крае останутся одно-два финансируемых "Норникелем" общественно-политических издания с мизерным тиражом, но это не итог зажима демократии в регионе. Это результат прогрессирующей индифферентности людей, которые не хотят платить за такие газеты".
Полный текс письма >>>

Анатолий Цыганков (Петрозаводск): "Ситуация со свободой СМИ в Карелии, действительно, тяжелая, но при этом республику нельзя сравнивать с южными регионами, где деятельность независимых журналистов практически невозможна".
Полный текс письма >>>

Владимир Ганенко, (Владимир): "Что касается места Владимирской области, отведенного ей на "Карте гласности" "Фондом защиты гласности", то она сегодня действительно не принадлежит к регионам, где основные заинтересованные группы капитала не в состоянии договориться о главном без дополнительного привлечения тяжелой артиллерии в виде контролируемых партий и СМИ. В этом отношении большинство СМИ области, действительно, не то что "относительно несвободны", сколько "относительно не востребованы".
Полный текс письма >>>

Людмила Ешану (Владимир): "Исследование даже такой авторитетной организации, как Фонд защиты гласности, вряд ли заставит власть задуматься. Но, по крайней мере, у нее не будет поводов для публичных заявлений, что со свободой СМИ у нас все в порядке".
Полный текс письма >>>

Наталия Новожилова (Владимир): "Владимирская область, в карте ФЗГ попала в категорию "относительно несвободных". Пожалуй, с этим можно согласиться. У нас душно, у нас серо, у нас большинство СМИ единообразны и согласны с любой точкой зрения, если она... совпадает с официальной. Но, в то же время, пока ещё есть телеканал "ТВ-6-Владимир", есть газеты "Томикс" и "Ковровские вести".
Полный текс письма >>>

Евгений Скляров (Владимир): "У нас в стране в силу разных причин действительно не приходится говорить о свободе слова как об общественном институте… Нас душат. Общественно-политическая газета стала синонимом нерентабельности. Рекламу дают на ТВ или в таблоиды. СМИ уязвимы. Спор хозяйствующих субъектов может разорить любое издание, радиостанцию или телеканал. Нарушение закона о рекламе из-за технического сбоя может привести к закрытию СМИ, а доказанная судом клевета в отношении чиновника по закону о борьбе с экстремизмом поставит журналиста в один ряд с Басаевым и Бен Ладеном".
Полный текс письма >>>

Главный редактор газеты "Премьер - новости за неделю" (Вологда) Алексей Кудряшов:
"Мы живем в реальном мире, а потому вынуждены считаться с тем, что издание газет - это бизнес. А рассчитаться с неугодным бизнесом есть масса способов - вспомните хотя бы историю с Ходорковским. Как, впрочем, и с неугодной газетой - нашумевший карикатурный скандал тому пример. Абсолютно не зависимых ни от кого и ни от чего газет нет в природе. Свобода прессы - понятие весьма субъективное. Это, скорее, не возможность писать про все, что угодно, а решимость вступать в полемику с властью с минимальными последствиями для издания. Есть такая решимость - газета может считаться независимой".

Газета "Премьер", 22 ноября 2006 года.

Шеф-редактор газеты "Русский Север" (Вологда) ВладимирПанцырев:
"Эта "двойка" - закономерная оценка "идеологическому блоку" областного правительства. Судите сами: в мониторинге Фонда защиты гласности, скажем, за февраль этого года - 131 сообщение о нарушении прав журналистов. Среди них 14 сообщений из Вологодской области, то есть 18,3 процента - самый высокий показатель нарушений среди регионов России! Такое "достижение" сильно вредит имиджу и инвестиционной привлекательности Вологодчины. "Карикатурное дело", милицейское "маски­шоу" в редакции "Газеты 35", иск журналиста Сергея Расова к губернатору, "медвежья услуга" испанскому королю… Эта нескончаемая череда медийных скандалов российского и даже международного масштаба - результат непрофессионализма чиновников местного "Белого дома", увлеченных своим местечковым медиабизнесом".

Газета "Премьер", 22 ноября 2006 года.

Председатель Вологодского Союза журналистов, главный редактор газеты "Красный Север" (Вологда) Александр Торопов:
"Я не чувствую на себе давления со стороны власти. Считаю, что в нашей области нет ущемления свободы слова, наоборот, существует перекос в сторону злоупотребления этой свободой: на телевидении и в прессе появляются явно заказные материалы, например, материал о якобы притесняемых вологодских сиротах по ОРТ".

Газета "Премьер", 22 ноября 2006 года.

Главный редактор областной газеты "Наше время" (Ростов-на-Дону) Вера Южанская:

"Не знаю ни одного свободного СМИ на территории России. Одни зависят от власти, другие - от владельца, а происхождение его денег часто не всегда кристально чисто. Даже так называемые независимые зависят от рекламы, а значит, обязаны учитывать интересы рекламодателей. Я могу согласиться с тем, что существуют крайние проявления несвободы, например как у Туркмен-баши или в соседней Калмыкии. А в остальном, я считаю, все одинаково несвободны".

ИА REGNUM , 27 ноября 2006 года.

Главный редактор "Крестьянин" (Ростов-на-Дону) Владимир Фомин:

"Уровень свободы слова в СМИ нашего региона соответствует общему состоянию прессы в России.... И в Москве, и на периферии независимых изданий, живущих не на бюджетные средства и подаяния олигархов, а на свои деньги, становится все меньше. В нашей области их можно пересчитать по пальцам, а что касается ТВ- и радио-каналов, их, кажется, не стало вообще.... от Кремля до самых до окраин устоялся и с каждым годом становится все более употребительным способ глушения критики в адрес властных структур и местного чиновничества - замалчивание".

ИА REGNUM , 27 ноября 2006 года.

Заместитель ивановского губернатора, руководитель комплекса общественных связей и региональной политики правительства Ивановской области Сергей Пахомов (Иваново):

"Мне не совсем понятно, по каким критериям российский Фонд защиты гласности оценивал состояние информационно-правового поля и степень свободы СМИ в регионах. В связи с этим проанализировать, почему же наша область попала в число регионов, где СМИ относительно несвободны, кстати, в этой группе находится большая часть субъектов РФ, сложно. Что касается "относительной несвободы" наших СМИ, то, наверное, определённая логика в этом утверждении есть. Ни для кого не секрет, что практически все СМИ областного уровня принадлежат предпринимателям. Поэтому не свободны они, прежде всего, по отношению к своим владельцам. Но должен заметить, что некоторые из них всё же стараются придерживаться независимой позиции. Подобная "несвобода" никаким образом не может быть отнесена к взаимоотношениям СМИ и областного правительства. И губернатор, и правительство области адекватно воспринимают критику и абсолютно спокойно на неё реагируют. Случаев, когда нас обвиняли в давлении на прессу, что-то я не припомню. Политика наших взаимоотношений со СМИ строится на принципах взаимодействия. Кстати, одна из программ, которые регулярно смотрит губернатор на областном телевидении - "Губернский наблюдатель", выходящая на негосударственном телеканале "Барс", - как раз в шутливой форме критикует многие действия власти. Конечно, нельзя исключать возможность, что у кого-либо из предпринимателей вдруг неожиданно (в первую очередь для самого предпринимателя) зародится безумное желание попробовать через собственные СМИ влиять на решения, принимаемые региональной властью. В подобных случаях власть обязана оперативно отреагировать. Но это уже, как говорится, совсем другая история, не имеющая никакого отношения к свободе слова".

ИА REGNUM , 29 ноября 2006 года.

 


Уважаемые коллеги!

Получите отклик на публикацию "Теория относительной свободы" ("Российская газета", 16 ноября 2006), в которой президент Фонда А.К.Симонов уделил внимание Томску. Разделяя пафос статьи в целом, хотел бы не согласиться с оценкой уважаемого Алексея Кирилловича, которую он дал ситуации со свободой слова в Томской области. О себе: в 2002-м избран, а в 2006-м переизбран на должность председателя регионального отделения Союза журналистов, с 2003-го возглавляю пресс-службу администрации Томской области.

- C большим уважением отношусь к деятельности Алексея Кирилловича и его Фонда, однако Cимонов не вполне информирован, говоря о "смене правления" в области, вслед за которой, по его оценке, исчезла и свобода СМИ.

Правление в Томской области не менялось уже больше 15 лет (столько находится у власти губернатор), и концепция информационной политики за это время по большому счету изменений не претерпевала. Ни разу за эти годы Виктор Кресс не позволил себе обратиться в суд с иском против журналистов. Я не знаю в стране другого такого губернатора и могу себе представить, каково ему оставаться таким либеральным и бесстрастным в нашей "медийной аномалии", как называют Томск с легкой руки Игоря Яковенко. Но, видимо, не случайно Кресс награжден высшей наградой Союза журналистов России - почетным знаком "За заслуги перед профессиональным сообществом".

Мы в самом деле аномальны. Я могу на пальцах одной руки пересчитать администрации регионов, в которых в принципе отсутствует аккредитация журналистов. У нас не закрывали телеканалов и газет, не фиксировали фактов цензуры, а единственное региональное государственное СМИ - еженедельник "Томские новости" - власть акционировала. Я не думаю, что в "относительно свободном" регионе возможно существование лучшей в стране региональной телекомпании ТВ-2, обладающей 11-ю статуэтками "ТЭФИ".

Алексей Симонов считает, что свобода СМИ в Томске кончилась пять месяцев назад. Пять месяцев назад в медиасфере Томска случилось только одно событие: Нелли Кречетова оставила пост вице-губернатора по информационной политике и возглавила департамент международных и региональных связей. Но я не думаю, что один лишь этот факт дает основания признать томские СМИ "свободными относительно".

Несвободными журналистов делает не только власть, но и они сами, попадая в зависимость от диктата учредителей и от собственных предубеждений. Но власти и журналистская корпорация в целом за эту зависимость не отвечают, это дело выбора каждого журналиста. Либо он позволяет себя использовать власти или оппозиции, денежному мешку или собственному стереотипу, либо честно выполняет роль модератора, отведенную ему обществом. Томск - один из немногих регионов страны, который доказывает, что отношения СМИ с властью могут быть не холуйскими, не антагонистскими, а такими, как это принято в цивилизованном мире - партнерскими. Конечно, партнерство - вещь очень хрупкая, в любой момент у партнеров могут сдать к чертовой матери нервы. Но мы будем решать проблемы по мере их поступления. А Алексея Кирилловича я бы призвал быть меньшим скептиком в отношении Томска и большим оптимистом.

С благодарностью за Вашу работу и еженедельный Дайджест,

Алексей Севостьянов, председатель комитета по работе со СМИ администрации Томской области, председатель Томского Союза журналистов:

 



Уважаемые коллеги,

С большим уважением отношусь к вашей работе и полагаю, что ваши усилия помогли и помогают многим из представителей региональных СМИ. В 2002 году мне самому пришлось обратиться к вам, после того как мой репортер был избит охраной Хлопонина (выборы губернатора в Красноярском крае 2002).

Однако, карта свободных СМИ, которая была недавно представлена вами и активно обсуждалась среди красноярских журналистов и издателей, кажется большинству из нас не объективной в отношении Красноярского края. Как издатель и главный редактор газеты "Регион 24", выходящей на мои деньги, пусть не очень периодически, но 1-2 раза в месяц тиражом 140 000 экземпляров в 18 городах Красноярского края, могу сказать ответственно - пишу то, что хочу. Обоснованно, с фактами и ссылками, критикую и Путина, и губернатора и мэра, публикую на первой полосе выдержки из статей американских, немецких и прочих иностранных газет и пока, за три года, никто не сказал ни слова, при том, что 250 экземпляров каждой газеты идет в Законодательное Собрание и краевую администрацию.

Конечно, некоторые разоряются, некоторых прикупают "Русал" или "Норильский никель", но так чтобы чего-то запрещать - нет такого.

Это лично мое мнение и может быть я не прав в отношении страны в целом, но про свою часть родины я знаю, надеюсь, лучше, чем видно из московских окон.

Здесь другая проблема. Читателей становится меньше год от года, а тем, что остались, не только свобода СМИ, права человека, но свои личные свободы и права не интересны, а тем более политика или экономика. Поэтому общественно-политические и деловые СМИ в регионах "издыхают", а на деляне таблоидов жесточайшая ценовая война за тех, кому интересны Киркоров и Дима Билан. Может быть, через два-три года в Красноярском крае останутся одно-два финансируемых "Норникелем" общественно-политических издания с мизерным тиражом, но это не итог зажима демократии в регионе. Это результат прогрессирующей индифферентности людей, которые не хотят платить за такие газеты.

С наилучшими пожеланиями,
Эдуард Уашев
Генеральный директор ООО "РУСС Консультационная группа"
Издатель газеты "Регион 24".


 

Председатель Союза журналистов Карелии: ситуация со свободой СМИ у нас тяжелая, но республику нельзя сравнивать с южными регионами.

В Карелии нет ни одного СМИ, независимого от республиканских или муниципальных властей, политических групп или бизнес-структур. Об этом заявил в среду, 15 ноября, председатель карельского Союза журналистов Анатолий Цыганков, комментируя по просьбе корреспондента ИА REGNUM российскую "карту гласности", составленную Фондом защиты гласности на основе мониторгинга ситуации в регионах страны и опроса около 40 экспертов.

По оценке Цыганкова, относительно независимыми в республике можно считать лишь частные радиостанции, вещающие в FM-диапазоне, однако ни одна из них не имеет влияния на общественно-политическую обстановку в регионе, поскольку все FM-станции являются исключительно коммерческими проектами. Руководитель Союза журналистов Карелии отметил также, что под контролем республиканского руководства фактически находятся все местные телеканалы и подавляющее большинство газет.

Как считает Анатолий Цыганков, ситуация со свободой СМИ в Карелии, действительно, тяжелая, но при этом республику нельзя сравнивать с южными регионами, где деятельность независимых журналистов практически невозможна. По оценке экспертов Фонда защиты гласности, в число несвободных областей страны, с точки зрения свободы СМИ, вместе с Карелией вошли Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Ингушетия, Дагестан, Калмыкия, Башкирия, Татарстан, Марий Эл, Мордовия, а также Кемеровская, Пензенская, Калужская, Псковская и Амурская области, Хабаровский край и Еврейская автономная область.

ИА REGNUM , 15 ноября 2006 года.


 

Владимир Ганенко: "Карта гласности" регионов России: настоящих вольных мало - просто нету вожаков..."

Редактор РИА "Владимирская служба новостей" Владимир Ганенко по просьбе корреспондента ИА REGNUM прокомментировал результаты исследования Фонда защиты гласности "Карта гласности":

"Очередная попытка классифицировать российские регионы по степени наличия тех или иных свобод, как и многие-многие предшествующие, по словам самих авторов исследования "Карта гласности" регионов России, в значительной мере основывается на экспертных оценках. Если принять во внимание, что число российских регионов более чем в два раза превосходит количество экспертов, задействованных в опросе, говорить о том, что на характер исследования не повлиял субъективный фактор, попросту не приходится. Не совсем ясно, каким образом проводился и, собственно, мониторинг СМИ в регионах. Массив информации, с которым исследователи, по идее, должны ознакомиться в деталях и подробностях для получения обоснованных выводов, очевидно превосходит тот, который в состоянии обработать наблюдатели "Фонда защиты гласности". Это следует хотя бы из того, что в итоговых результатах исследования составители "Карты гласности" ссылаются на отсутствие данных по восьми субъектам Российской Федерации. Для того, чтобы опираться на выводы "Фонда защиты гласности", следовало бы прояснить и вопрос единообразного понимания терминов. Наверное, авторы исследования, составляя свой рейтинг свободы СМИ, в первую очередь имели ввиду степень зависимости средств массовой информации от государственных структур. Но об этом, на самом деле, можно только догадываться. Как следует из публикации ИА REGNUM, в разряде "несвободных" в исследовании идентифицированы СМИ, образованные и в форме ГУПов (государственных унитарных предприятий) и те, учредителями, которых являются органы местного самоуправления. Между тем, в значительном ряде случаев, именно "подчиненность" органам местного самоуправления делает СМИ "относительно свободнее" по отношению к властям субъекта Федерации, и, что еще более часто встречается, - в отношении центральных властей. Сегодня подобная позиция, не слишком характерна для СМИ Владимирской области, и в этом отношении можно говорить о том, что они выглядят менее "свободными", если сравнивать ситуацию с девяностыми годами. Тогда редкая "районка", полностью зависящая от местных властей, не вставляла едва ли не в каждом номере какой-нибудь "шпигель" правительству и самому президенту, реже - губернатору. Потенциально местные и региональные СМИ такими свободами (по условной оси "снизу вверх") обладают и сейчас. Просто с определенного момента действия властей более высокого уровня перестали вызывать у местных комментаторов (как, впрочем, и у властей на местах, и у населения в целом) то неприятие, которое проявлялось во времена проведения активной фазы социально-экономических преобразований, сопровождавшихся резким ухудшением уровня жизни людей. Подобное наблюдение, по моему мнению, справедливо в отношении большинства СМИ региона, практически независимо от их "подчиненности" государственным, муниципальным или крупным частным структурам. А вот критика "сверху вниз", а во многих случаях и "по горизонтали" сегодня переживает в СМИ настоящий ренессанс. Более того, по количеству опубликованных в газетах или озвученных в эфире, скажем так, непрофессиональных оценок действий властей муниципального уровня или социально-значимых коммерческих структур, мы сегодня, наверное, должны уж точно занимать первые строчки даже в мировых рейтингах свободы слова. В какой-то степени это тоже элемент свободы СМИ. Исходя из высказываний президента фонда Алексея Симонова о том, что в некоторых изданиях, относящихся по результатам исследования к "несвободным", "держат трех-четырех свободных журналистов", на этот момент деятельности СМИ в ходе исследования обращалось внимание, но, по большому счету, он не вписывается в заявленную общую концепцию анализа. На самом деле свобода СМИ (как в конечном итоге и свобода слова) реально проявляется лишь в условиях участия групп капитала, с которыми связаны сами учредители СМИ, в конкурентной борьбе за власть. В этом отношении градация регионов, проведенная Фондом защиты гласности, возможно, и справедлива. Во всяком случае, в крупных промышленно-развитых и богатых сырьевых регионах позиции конкурирующих финансово-промышленных групп, поддерживающих действующую власть или противостоящих ей, проявляются более четко, чем в регионах, где потенциально вероятные политические оппоненты без публичных дебатов находят свою нишу в существующей властной иерархии. Повышенная их активность, разумеется, возможна и в случае относительной слабости региональной власти. Что касается места Владимирской области, отведенного ей на "Карте гласности" "Фондом защиты гласности", то она сегодня действительно не принадлежит к регионам, где основные заинтересованные группы капитала не в состоянии договориться о главном без дополнительного привлечения тяжелой артиллерии в виде контролируемых партий и СМИ. В этом отношении большинство СМИ области, действительно, не то что "относительно несвободны", сколько "относительно не востребованы". А "настоящих буйных" ровно столько, сколько существует в регионе очагов оппозиционности, держащихся на капиталах отдельных более-менее крупных компаний (в том числе и медиа-холдингов), за счет поддержки центральных властных структур, имеющих интерес в соблюдении определенного баланса политических сил в регионе, в ряде случаев - на ресурсах органов местного самоуправления. Это и не хорошо, и не плохо. Это наглядный показатель объективных процессов, происходящих в экономике и в социальной среде. Будет здесь что-то всерьез меняться, - потребуется и информационное сопровождение процесса. Нетрудно спрогнозировать, что с приближением очередной крупной выборной кампании, способной повлиять на расстановку властных сил, количество и активность заинтересованных политических групп неизбежно увеличится, а, следовательно, параллельно стоит ожидать и более частых проявлений "относительной свободы" СМИ".

ИА REGNUM , 16 ноября 2006 года.


 

Журналист Людмила Ешану: "Карта гласности" появилась очень своевременно".

Корреспондент всероссийской газеты "Гражданский голос" Людмила Ешану по просьбе корреспондента ИА REGNUM прокомментировала результаты исследования Фонда защиты гласности "Карта гласности":

"Хорошо, что "Фонд защиты гласности" продолжил работу по мониторингу ситуации со свободой средств массовой информации в России, а то рейтинг пятилетней давности для Владимирской области был явно завышен. Судя по представленной Фондом "Карты гласности", владимирский регион попал в число относительно несвободных с точки зрения свободы СМИ. И это закономерно. Взять хотя бы предвыборные периоды, когда допускаются самые значительные нарушения в отношении средств массовой информации. Если в каких-то газетах появляются предвыборные публикации кандидатов, неугодных властям, то именно эти СМИ испытывают на себе серьезное административное давление. Редактора могут вызвать на ковер к районному начальству, если газета муниципальная. Арестовать тираж, задержать распространителей до выяснения личности. Были случаи, когда в киоски "Роспечати" поступали распоряжения не продавать газеты в последний перед выборами день, когда в типографии вычитывались материалы, чтобы не допустить их дальнейшего распространения. От этого страдает информирование избирателей и в конечном итоге качество выбираемой власти. А в условиях, когда меняется избирательное законодательство - отмена порога явки, запрет для кандидатов на некоторые высказывания - значение СМИ для информирования граждан будет повышаться, что может вызвать новый всплеск проявлений административного ража. Исследование даже такой авторитетной организации, как "Фонд защиты гласности", вряд ли заставит власть задуматься. Но, по крайней мере, у нее не будет поводов для публичных заявлений, что со свободой СМИ у нас все в порядке".

ИА REGNUM , 16 ноября 2006 года.


 

Журналист владимирской газеты: "Некоторым журналистам в условиях несвободы комфортно, как запеленатому младенцу".

Корреспондент газеты "Томикс.Владимирская газета" Наталия Новожилова по просьбе корреспондента ИА REGNUM прокомментировала результаты исследования Фонда защиты гласности "Карта гласности":

"Полностью согласна с Алексеем Симоновым в том, что уровень свободы СМИ находится в прямо пропорциональной зависимости от уровня компетентности губернатора. Я бы ещё добавила: а если малокомпетентный губернатор назначен президентом, как во Владимирской области, то свобода СМИ становится ничтожно малой величиной.

Мне часто приходится встречаться с коллегами-журналистами из других регионов России на различных столичных тусовках. Со многими из них я поддерживаю давние дружеские отношения, обмениваюсь с ними электронными письмами. Я сравниваю ситуацию в разных точках страны, и поэтому в моей голове давно сформировалась своя "Карта гласности". В сущности, мои друзья тоже в какой-то степени эксперты, причём достаточно компетентные в сфере свободы СМИ. Владимирская область, в карте ФЗГ попала в категорию "относительно несвободных". Пожалуй, с этим можно согласиться. У нас душно, у нас серо, у нас большинство СМИ единообразны и согласны с любой точкой зрения, если она... совпадает с официальной. Но, в то же время, пока ещё есть телеканал "ТВ-6-Владимир", есть газеты "Томикс" и "Ковровские вести".

Душили-душили, душили-душили, но кое-что осталось живое. Учитывая, что мне пришлось быть свидетелем того, как недавно по команде властей редакцию моей газеты ("Томикс") вооружённые громилы выселяли из занимаемого 12 лет помещения, мой оптимизм дорогого стоит. Да ведь и в своей "оппозиционной" газете я постоянно вынуждена биться за право публиковать свои статьи. Вот что такое "относительная несвобода".

Во Владимире немало порядочных, толковых редакторов. Но ради сохранения своей газеты (ТВ, радио, журнала) они вынуждены вводить цензуру, фильтруя материалы и не подпуская "опальных" журналистов к выходу на аудиторию. Это точно не жизнь, это выживание. В приватных беседах некоторые из редакторов клянут "подлое время" и выражают надежду на то, что когда-нибудь свобода сама собой наступит в стране, и тогда они вытравят из своих СМИ постылую советскую "жвачку" и начнут показывать действительность так, как она есть, невзирая на лица руководителей. Ага...

Возможно, в других регионах в несвободных СМИ действительно удерживается по 4-5 свободных журналистов. Наверное, это крупные СМИ крупных городов. А в маленьком городе, таком, как Владимир (тем паче, в районном центре), даже одного "непокорного" журналиста трудно найти в "покорном" СМИ. "Непокорные" (свободные) журналисты, помыкавшись без денег (работа-то у нас сдельная), уходят из профессии. В последние годы уход стал массовым. Даже молодые журналисты, выпускники факультетов журналистики, всего за год-два устают от диктатуры осторожных (выживающих) редакторов и разочаровываются в профессии. А некоторые из них избавляются от иллюзий уже во время практики во владимирских СМИ и бросают учёбу в вузе либо переходят на другой факультет. И это тоже проявление "относительной несвободы".

Да, слово "относительный" здесь ключевое. Правильное слово. Уместное. Поясню примером из жизни. В конце октября этого года я присутствовала на семинаре Клуба региональной журналистики в Москве, там также находились мои коллеги из других российских регионов. Один из экспертов семинара, вице-президент Фонда ИНДЕМ Михаил Краснов, дал свою оценку количества свободы в сегодняшней России и свободы слова в частности. Из его рассуждений вытекало, что "количество" свободы близится к показателю если не сталинского времени, то, как минимум, брежневского. Одна семинаристка из Перми резко возразила. По её мнению, в стране со свободой, и гласностью в частности, всё нормально, а в Пермской области - просто замечательно. Нечего, мол, панику нагнетать. В перерыве я с этой пермячкой потолковала: она действительно была убеждена в том, что в её регионе журналисты могут говорить всё, что хотят, там у них никого не преследуют и никому ничего не запрещают. "А что, тебе хоть раз запретили что-то опубликовать?" - спросила она, горя негодованием. Хотя бы раз?! Я даже потеряла дар речи: сколько раз? Сотни!!! Иной раз, когда редактор, походя, снимает мою выстраданную статью из уже свёрстанного номера, мне кажется, что следующего запрета я не перенесу и умру от разрыва сердца. И это в газете, которая называет себя оппозиционной властям. Что уж говорить про прочие СМИ... Финал этой истории о свободе в одной, отдельно взятой, Пермской области стал неожиданным даже для меня: после окончания того семинара КРЖ состоялась церемония награждения победителей всероссийского конкурса "Произвол в законе", из Пермской области были отмечены сразу двое (что довольно редко случается на журналистских конкурсах), и, поднимаясь на сцену, каждый из этих двоих рассказывал, какой жуткий зажим гласности в Пермской области, прямо-таки маленькое кровавое Гаити на российской земле! Я оглянулась на участницу семинара из Перми: она сидела на стуле, напряжённо выпрямив спину, а её лицо было даже не пунцовым - багровым! Кстати, в "Карте гласности" ФЗГ Пермская область отнесена к первой категории - "свободных" регионов. Это по поводу относительности.

Как сказано в священном писании, имеющий уши - да слышит, имеющий глаза - да видит. А если слышать и видеть не хочется, чтобы не впускать в себя негатив (есть у обывателя такое выражение), то - ничего не видно, ничего не слышно и - "ничего никому не скажу". Это и есть кредо многих моих коллег в последние пять-шесть лет. Их "Карта гласности" не совпадает с моей. Мы вообще живём в разных странах, но с одинаковым названием. Я несвободу чувствую на своей шкуре. Несвобода меня угнетает. Мне она кажется кандалами. А коллегам из "другой" страны в условиях несвободы комфортно, как младенцу в пелёнках. Всё дело в ощущениях. А ощущения, повторюсь, относительны".

ИА REGNUM , 17 ноября 2006 года.


 

Главный редактор газеты "Молва": "Несвобода СМИ идет от принципа "выжить бы".

Главный редактор владимирской газеты "Молва" Евгений Скляров по просьбе корреспондента ИА REGNUM прокомментировал результаты исследования Фонда защиты гласности "Карта гласности":

"Должен сказать, что исследование ФЗГ интересное. Особо хочу отметить слова Алексея Симонова о том, что "Карта гласности" посвящена изучению ситуации не со свободой слова, а со свободой средств массовой информации. У нас в стране в силу разных причин действительно не приходится говорить о свободе слова как об общественном институте. Мы можем говорить о несвободе средств массовой информации, а она является следствием финансовой, материальной несамостоятельности. Владимирская область включена в группу относительно несвободных, с точки зрения свободы СМИ. На мой взгляд, несколько некорректно сравнивать Владимирскую, Ивановскую, Воронежскую области, например, с Чеченской республикой, также вошедшей в эту группу. Все-таки в перечисленных мною областях есть и частные газеты, и возможность выступить в СМИ оппозиционерам. В Чеченской республике, по моей информации, все средства массовой информации подчинены республиканской власти. Повторяю, несвобода СМИ идет из финансовой несамостоятельности. У всех газетчиков есть проблемы с розничной продажей, с подписной ценой у "Почты России". Нас душат. Общественно-политическая газета стала синонимом нерентабельности. Рекламу дают на ТВ или в таблоиды. СМИ уязвимы. Спор хозяйствующих субъектов может разорить любое издание, радиостанцию или телеканал. Нарушение закона о рекламе из-за технического сбоя может привести к закрытию СМИ, а доказанная судом клевета в отношении чиновника по закону о борьбе с экстремизмом поставит журналиста в один ряд с Басаевым и Бен Ладеном. Вообще законодательство по отношению к средствам массовой информации в большинстве своем имеет карательный характер. Из последних владимирских новостей - коммерчески успешное издание "Хронометр" из финансовых соображений вынуждено переезжать в новый офис, расположенный на окраине города, для нужд федеральной структуры расселяют владимирский Дом печати. Редакции исходят из принципа "Как бы выжить"... Конечно, для свободы СМИ нужно нормальное законодательство и налогообложение, содействие в распространении изданий. Причем, льготы средствам массовой информации должны предоставляться не выборочно, как нередко это бывает, а для всех".

ИА REGNUM , 17 ноября 2006 года.

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни