Дайджест
4 Апреля 2016 года

Дайджест Фонда защиты гласности № 750

ТЕМА НЕДЕЛИ

Журналистам рекомендовано отчитываться о своих доходах

Анна Лебедева, собственный корреспондент ФЗГ в Южном федеральном округе

Главными борцами с коррупцией в России в общественном мнении считаются не только правоохранительные органы, но и журналисты. Однако в опубликованном 1 апреля Национальном плане противодействия коррупции, который утвердил Владимир Путин, они сами фигурируют как потенциальные коррупционеры. Правда, пока журналистам только рекомендовано публиковать сведения о доходах. Причём, делать это они должны через своих представителей: общественным профессиональным объединениям работников средств массовой информации рекомендовано размещать сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера членов этих организаций на официальных сайтах объединений или в СМИ.

«Рекомендовать общественным и профессиональным объединениям работников массовой информации и других работников, профессиональная деятельность которых связана с обеспечением общественных интересов и привлекает повышенное общественное внимание, размещать сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера членов этих объединений на официальных сайтах соответствующих общественных профессиональных объединений», - сказано в пункте 22 этого документа.

В ноябре 2015 года с предложением раскрывать сведения о доходах журналистов уже выступал секретарь генсовета партии «Единая Росси» Сергей Неверов на форуме местных отделений партии. Однако позже он заявил, что вовсе не требует, чтобы это делали все журналисты и редакторы в обязательном порядке. Тем не менее, по антикоррупционному плану профессиональным журналистским организациям поручено отчитаться о выполнение рекомендаций до 1 сентября 2017 года.

По мнению юристов, специализирующихся на проблемах масс-медиа, декларировать доходы и расходы должны государственные и муниципальные СМИ как получатели бюджетных средств, а к независимым СМИ, как к частному бизнесу, это правило не должно относиться. Это логично: если журналисты не получают деньги из бюджета, то они и не могут ими злоупотребить. Правда, тут есть одно «но» - многие формально независимые СМИ получают в ходе так называемых «закупок» большие суммы на так называемое «информационное обслуживание» органов власти в виде размещения в газетах, на радио и ТВ «социально важных материалов». В Ростовской области, например, на это выделяются сотни миллионов бюджетных средств.

Вот пусть руководство и сотрудники этих СМИ и отчитываются, не слишком ли обогатились за счёт бюджета их карманы. Но на деле всё может получиться как раз наоборот: декларировать доходы придётся независимым СМИ, проводящим действительно независимую информационную политику. Тем более, что в последнее время в разных регионах стали создаваться независимые профсоюзы журналистов, вот с них, возможно и спросят по всей строгости антикоррупционного плана. Просто для того, чтобы они много о себе не воображали, эти «независимые журналисты».

СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ

Трагедия как повод

Роман Захаров, собственный корреспондент ФЗГ в Северо-Западном федеральном округе

В Санкт-Петербурге 31 марта 2016 года было найдено тело погибшего от ножевых ранений петербургского журналиста и театрального критика Дмитрия Циликина. Его смерть, скорее всего, не связана с профессиональной деятельностью, но, все же, эта трагедия - повод для того, чтобы пристально вглядеться в нравы профессионального журналистского сообщества. И общества в целом.

На первый взгляд, с участием и человечностью все оказалось даже очень неплохо. Ведь и нашли тело достаточно быстро из-за реакции коллег, в частности, Елены Вольгуст из «Петербургского театрального журнала». Отсутствие связи с Дмитрием оказалось достаточным поводом для того, чтобы забить тревогу, найти родственников, обратиться в полицию, вскрыть, наконец, квартиру...

С другой стороны, для ряда коллег смерть стала отличным информационным поводом: смакование подробностей заполонило эфир и веб-страницы. Такое откровенное проявление цинизма желтой и криминальной журналистики наблюдается каждый раз, когда умирает публичная персона. Неужели это стоило того, чтобы отдавать первое место в новостях репортажам с «эксклюзивной информацией» о количестве крови в квартире?

Удивительно, но в 2007 году Дмитрий написал заметку «Живые сраму не имут» в газете «Деловой Петербург», где весьма точно описал этот синдром бесчувственности журналистской братии перед лицом человеческой трагедии. А именно - смерти:

«У меня тут доброго знакомого убили. «Как это случилось?!» - «Посмотри новости Яндекса». Да уж, весьма технологично: поставщики news гуманно избавили сообщившего мне про такую беду от мучительного пересказа обстоятельств. Обстоятельства в изобилии содержались в сообщениях информагентств. Про пожар, посреди которого нашли обнаженный труп. Сколько раз и куда пырнули ножом. Само собой, имя погибшего. И все темные и сомнительные страницы его биографии (они, что греха таить, были)».

Статья получилась горькая, но автор не предложил никакого выхода: «Проблема эта, боюсь, неразрешима. Потому что чем пикантнее, чем грязнее подробности, тем ликвиднее информационный товар». И все же он закончил материал аккуратным призывом к коллегам задуматься - если уж не из-за совестливости и чувства меры, то хотя бы из здравого смысла: «А что если всем пишущим и снимающим попробовать представить, что вот это тело под простыней - не очередной «материал», а твой собственный сын, жена, брат, мать, отец? Хотя вряд ли этому можно научить на журфаках».

Еще немного о хорошем. На прошедшей 1 апреля, буквально на следующий день после трагического известия, церемонии подведения итогов главного журналистского конкурса Санкт-Петербурга «Золотое перо» память Дмитрия Циликина почтили минутой молчания. А еще - посмертно наградили, объявив победителем в номинации «Культурное пространство».

В дискуссиях же были не всегда приятные моменты. Да, большинство было растеряно, говорили добрые слова про покойного, про его профессионализм, вспоминали радостные моменты и совместную работу. Но при этом тут же зачем-то подробно обсуждали личную жизнь покойного, кто-то даже язвительно отмечал его непростой характер.

Среди журналистов, впрочем, злых, и уж, тем более, грязных комментариев практически не было, а вот среди обычной публики - навалом! На самых разных ресурсах, разместивших информацию о гибели Дмитрия, каких только гадостей не было понаписано. Самое безобидное - это рассуждения о том, что разве так важно, если погиб какой-то журналист, ведь и другие гибнут, но «о них не пишут». Увы, не все сетевые СМИ, не все порталы удалили подобные комментарии, что само по себе показательно.

Вот так трагедия в очередной раз проявила в людях хорошее и плохое. Будем надеяться, что хотя бы кому-то участие в обсуждении подскажет, что в поговорке «о мертвых либо хорошо, либо никак» заключена важная мысль.

РОССИЯ

Омск. Депутат Госдумы, в прошлом офицер группы «Альфа», требует с интернет-издания компенсацию за «информационный террор» в размере 10 миллионов рублей

Георгий Бородянский, собственный корреспондент ФЗГ в Сибирском федеральном округе

Депутат Госдумы от КПРФ Олег Денисенко заявил на прошедшей 31 марта пресс-конференции о намерении в ближайшее время предъявить иск к интернет- изданию «СуперОмск». Парламентарий заметил, что это будет его первая судебная претензия к СМИ, и он сожалеет о том, что ему придется судиться с прессой, «но дальше терпеть это непозволительно».

В исковом заявлении оспариваются, в основном, публикации 7-8 месячной давности - периода, когда в Омской области шла борьба за пост губернатора, и Олег Денисенко был главным соперником ныне действующего областного главы Виктора Назарова. Личность и деятельность его освещало агентство «СуперОмск» практически ежедневно - в негативном контексте, используя словосочетания, которые, вероятно, по мнению «заказчиков» этих материалов ( в том, что они «заказные», у Денисенко сомнений нет), должны были вызвать недоверие у его избирателей - в частности, «красный денди» (имелось ввиду, что выдвиженец коммунистов привередлив в одежде), «физрук в лосинах» (так на сайте «СуперОмск» озаглавлен снимок, где истец тренируется в спортивном зале).

Депутат полагает, что анти-пиар-компания, развернутая против него на популярном в городе сайте, содержит все признаки «информационного терроризма». С настоящим терроризмом до ухода в ГД он боролся профессионально - был заместителем начальника боевого отдела управления «Альфа». Участвовал в контртеррористических операциях в «Норд-Осте» и Беслане. В 2005 году уволился из спецслужб в звании полковника.

Исходя из опасности «терроризма», пусть и в прикладном смысле слова, он определил сумму иска: за моральный ущерб истец намерен потребовать с учредителей сайта, помимо извинений, компенсацию в размере 10 миллионов рублей. Иск будет подан в Москве, поскольку депутат, по его словам, не доверяет омским судам: формальным основанием для проведения судебного разбирательства в столице, по мнению адвокатов Денисенко, является то, что оспариваемые материалы перепечатало одно из московских изданий.

Некоторую запоздалость реакции на оскорбившие его публикации Денисенко объясняет тем, что юристы досконально их исследовали, прежде чем был подготовлен иск. Впрочем, в свете предстоящих выборов в Госдуму РФ - как известно, пройдут они в сентябре сего года - подается он вполне своевременно.

Владивосток. Центральный аппарат Роскомнадзора: филиал в ДФО занимается самоуправством

Владимир Дымов, собственный корреспондент ФЗГ в Дальневосточном федеральном округе

Из информации на сайте ведомства: «В декабре 2015 года в Управление Роскомнадзора по ДФО поступил запрос от редакции электронного издания «Дебри ДВ» о возможности публикации списков лиц-участников боевых сражений Великой Отечественной войны, захороненных на территории Польши и Германии, с указанием их персонифицированных сведений и сведений о близких родственниках с целью поиска указанных родственников для вручения сертификатов памяти».

По вышеуказанному запросу, ссылаясь на «Закон о персональных данных», чиновники из дальневосточного отделения приняли весьма странное решение: они не могут позволить разгласить персональные данные погибших без согласия их наследников. Исходя из того, что с момента боевых действий прошло более семидесяти лет, дальневосточное отделение Роскомнадзора зарубило на корню мемориально-патриотическую инициативу.

Руководство Роскомнадзора усмотрело в решениях коллег самоуправство в трактовке закона о персональных данных и неподчинение решениям центрального аппарата. Ведь еще в 2015 году Центральный аппарат Роскомнадзора довел до сведения регионов: в отношении солдат Советской Армии и прочих участников боевых действий «Закон о персональных данных» считается неприменимым. Это неотъемлемое право - публиковать списки участников боевых сражений Великой Отечественной войны и любых других войн прошлого без любого дополнительного согласования.

В отношении ответственных лиц Управления Роскомнадзора по ДФО, указывается на сайте ведомства, будет проведена служебная проверка.

ФОНД ЗАЩИТЫ ГЛАСНОСТИ

Конфликты, зафиксированные службой мониторинга ФЗГ на территории Российской Федерации в марте 2016 года

Случаи гибели журналистов - 1 (Дмитрий Циликин, редактор рубрики «Культура и общество» в газете «Час пик», Санкт-Петербург).

Нападения на журналистов и блогеров - 5 (Лена Мария Перссон-Лефгрен, корреспондент Радио Швеции, Эйстейн Виндстад корреспондент норвежского издания Ny Tid, Александра Елагина, журналист The New Times, Егор Сковорода, журналист «Медиазоны», Антон Прусаков, бывший сотрудник «Коммерсанта», Михаил Солунин, блогер, Иван Жильцов, пресс-секретарь «Комитета по предотвращению пыток», все - в Ингушетии; Сергей Овсянников, корреспондент газеты «Евпаторийская здравница», Крым; съёмочная группа «Тульской службы новостей», в Тульской области; Игорь Рудников, учредитель и редактор газеты «Калининградские «Новые колеса», Калининград; Юлия Скорнякова, журналист ИА «Чита.Ру», Чита).

Нападения на редакции, телецентры - 1 (редакция «Смоленской народной газеты», Смоленск).

Попытки цензуры - 3 (Первый городской канал, Нижний Новгород; телепрограмма «Обратная связь», Оренбург; информационное агентство «Дейта», Владивосток).

Уголовное преследование журналистов, СМИ и блогеров - 7 (Виктор Краснов, блогер, Ставрополь; Алексей Кунгуров, блогер, Тюмень; Константин Жаринов, блогер, Челябинск; Сайд-Эми Хасиев, главный редактор газеты «Молодежная смена», Грозный; Андрей Бубеев, блогер, Тверь, - 2 раза; Ольга Ли, редактор газеты «Народный журналист», Курск).

Увольнение редактора, журналиста - 1 (Артем Кудинов, главный редактор портала Doc22, Барнаул).

Случаи задержания полицией (ФСБ, etc.) - 2 (Алексей Кунгуров, блогер, Тюмень; съемочная группа украинского телеканала СТБ, в Курской области).

Отказ журналистам в доступе к информации (в том числе запрет производить аудио- и видеозапись, фотосъемку; отказ в аккредитации; ограничение права на посещение и присутствие на мероприятиях в органах государственной власти, на предприятиях, в учреждениях) - 30.

Угрозы в адрес журналистов, блогеров и СМИ - 3 (Виктор Краснов, блогер, Ставрополь; Эрик Китуашвили, блогер, основатель проекта «Смотра.ру», Москва; съёмочная группа «Тульской службы новостей», в Тульской области).

Отключение от эфира, прекращение вещания - 1 (радио «Эхо Москвы», в Тюмени).

Прекращение выхода СМИ - 2 (газета «Ярмакс», печатная версия, Смоленская область; газета «Кримська світлиця», Крым).

Изъятие (скупка, арест) тиража - 1 («Смоленская народная газета», Смоленск)

Препятствование деятельности интернет-изданий - 2 (сайт Акулыпера.рф, Владивосток; сайт российского подразделения Transparency International, Москва).

Изъятие / повреждение фото- видео- и аудиоаппаратуры и компьютеров - 9 (телефон Лены Марии Перссон-Лефгрен, корреспондента Радио Швеции, ноутбук, диктофон и модем Егора Сковороды, журналиста «Медиазоны», телефон и фотокамера Михаила Солунина, блогера, телефон Ивана Жильцова, пресс-секретаря «Комитета по предотвращению пыток», все - в Ингушетии; телефон Андрея Шалаева, главного редактора проекта «Бессмертный барак», во Владимирской области; компьютер Дмитрия Циликина, редактора рубрики «Культура и общество» в газете «Час пик», Санкт-Петербург).

Иные формы давления и нарушения прав журналистов - 39

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Агент? Национальный? Без опасности?

Алексей Сокольский

Фразу «Встать, суд идёт» я не услышал, потому что журналистов в зал заседаний Гагаринского районного суда Москвы сначала не пустили. Но как следует обидеться и задаться вопросом «А как же - Гласность?», не успел: дверь открылась, и нас всё-таки пригласили. А в зале речь как раз и шла об этой самой Гласности. Точнее - рассматривался гражданский иск Фонда защиты гласности к Минюсту, который в конце прошлого года включил этот Фонд в реестр «НКО-иностранных агентов».

Произошло это в результате «внезапной проверки». «Внезапность», как выяснилось, была обоснована поступившей в Минюст жалобой, ни с автором которой, ни с текстом представителям Фонда познакомиться так и не довелось. Даже в суде. Видимо, у этого человека (или нескольких человек) явно не складываются взаимоотношения не только с Фондом защиты гласности, но и с Гласностью как таковой...

Есть такой дурацкий вопрос: «А это хорошо или плохо?» Представители Минюста, среди которых был и гражданин по фамилии Ешкин, который в октябре прошлого года проводил в Фонде проверку, заявили, что никакой негативной окраски наименование «некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента» не несёт, и что это признано даже Конституционным судом.

Хотелось тут же спросить у них, «а для чего тогда этот ярлык вообще придуман?», но - до Конституционного суда высоко, а из Гагаринского мне, как человеку официально в процессе не участвующем, за лишние вопросы можно было бы и вылететь из зала.

Впрочем, ответ руководителя Фонда защиты гласности Алексея Симонова на вопрос суда «Как повлияла на работу Фонда проведенная проверка?» развеял и мои сомнения:

- Я стал себя ощущать «человеком с жёлтой звездой». Такие, если кто не знает, носили евреи при немцах. Отвратительное ощущение. Фонд опозорили, На последние проводимые нами «Школы журналистов и блогеров» в связи с принятием этого решения появляются сотрудники других органов, которые начинают проверять, не являются ли наши лекции «вероломным нарушением государственного устройства Российской Федерации».

Плюс к этому, по словам руководителя Фонда, «увеличилось количество головной боли» - отчётность выросла в два раза, звонков стало меньше. А за то, что Фонд не пришил себе этот «ярлык» добровольно, ему грозит штраф в размере 300 тысяч рублей.

Иностранными агентами, согласно нынешнему законодательству, признаются те некоммерческие организации, которые получаю иностранное финансирование, и занимаются политической деятельностью. Финансирования «из-за бугра» Алексей Симонов отрицать и не собирался, объяснив, что при создании Фонда в 1991 году на его существование «скинулись» несколько СМИ плюс творческие союзы, которые уже через год «обеднели, как церковные крысы» и уже не могли никому помогать. Затем Фонд финансировали несколько российских частных телекомпаний, что было его большой гордостью. Но - времена менялись, менялись и возможности...

- Мы пытались выйти на российские источники финансирования, но каждый раз это было связано с откатами, и мы от этой практики отказались. Мы не хотели становиться уголовниками даже из желания помогать журналистам.

Теперь надо пояснить, для чего Фонд защиты гласности был создан и чем занимается сейчас.

- Фонд с момента организации занимался созданием юридически приемлемой обстановки для работы журналистов. Медиа-юристов в то время просто не существовало и мы пытались их научить, - рассказал Алексей Кириллович. - Потом мы стали учить журналистов и одновременно собирали - к сожалению, в большом количестве - свидетельства нарушений их прав. Мы создавали атмосферу, чтобы журналисты могли нормально работать: чтобы их правильно аккредитовали, чтобы для них был обеспечен доступ к информации в соответствии с законом, чтобы их не били... Одно время у нас были юристы, которые могли защищать журналистов, но на сегодняшний день, к сожалению, у Фонда нет на это средств. На данный момент сохранилось два направления. Во-первых, мы ведем школу для молодых журналистов и блогеров, где пытаемся их учить этике и методике журналистских расследований. Во-вторых, мы до сих пор собираем сведения о нарушении прав журналистов и публикуем их.

Можно ли эту деятельность считать политической? Алексей Симонов так не считает:

- Я считаю, что политика - это добиваться того, чтобы тебя куда-то выбрали и чтобы ты имел возможность кем-нибудь руководить. Нам это не нужно. Мы политикой не занимаемся. Может, представители Минюста считают, что политикой являются события, которые описываются в нашем дайджесте? Скажем, если губернатор вводит в своей губернии цензуру? Но цензура - нарушение Конституции, значит мы боремся за Конституцию против неверных её толкований.

Среди аргументов «за политику», выдвинутых представителями Минюста, меня особо поразил довод, что в Школах блогеров выступали оппозиционеры Алексей Навальный, Рустем Адагамов и Борис Акунин. Этот факт, правда, не подтвердил ни один из свидетелей, а сам Алексей Симонов сказал, что с Навальным они «пересекались один раз в «Мемориале», про Адагамова он только слышал, да и Акунина не видел ни разу в жизни».

В акте же, который процитировала судья, сообщалось, что на лекциях Школы в Ярославле показывали... видео с Акуниным.

- Это так он там присутствовал? - спросила судья у представителей Минюста и получила ответ:

- Заочное присутствие - тоже присутствие.

На этих славах я и сам затаился, не хуже «агента»: дело в том, что в рюкзаке у меня лежала... как раз книга Акунина. А ну, как и её - в случае обнаружения - признают «уликой», «заочным присутствием»?..

К счастью, дальнейшее разбирательство было отложено. Потому что представители Минюста сказали, что все необходимые доказательства у них, в принципе, есть, но вот только с собой нету... И пообещали предоставить их на следующем заседании. Я же про себя решил, что в следующий раз возьму с собой какую-нибудь другую книгу, не столь опасного для национальной политики автора.

P.S. Перед тем, как избавиться от вредной книги прочитал в ней: «Знаете, что такое настоящий патриотизм? - Действовать на благо Родины, даже если при этом идешь против воли начальства». Да разве ж можно ж такое?!.. А ну, как в Минюсте прочтут и примут к сведению?..

НАШИ ПАРТНЕРЫ

В Екатеринбурге учреждена Уральская коллегия по жалобам на прессу

Владимир Голубев, собственный корреспондент ФЗГ в Уральском федеральном округе

В екатеринбургском Доме журналистов 28 марта состоялась церемония учреждения Уральской региональной коллегии по жалобам на прессу. Новая общественная структура стала уже вторым региональным органом, который будет рассматривать жалобы на СМИ на предмет соблюдения ими журналистской этики. Помимо этого, по замыслу структура будет заниматься защитой прав человека в СМИ. Первая региональная коллегия, В Казани, начала свою работу в ноябре прошлого года. Следующая появится на Алтае.

Уральское «рождение» произошло в рамках выездного заседания российской Общественной коллегии по жалобам на прессу, в котором участвовали сопредседатель Михаил Федотов и члены коллегии Юрий Казаков, Манана Асламазян, Владимир Бакштановский, Леонид Никитинский и другие. По словам главы президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека Михаила Федотова, подобный орган сформирован именно на Среднем Урале, где как нигде развита школа журналистики: «Мы очень долго не решались создавать подобные коллегии в регионах. Однако опыт Свердловской области, развитость здесь медийных структур, их самостоятельность и независимость позволяет говорить, что здесь такой орган будет эффективно работать. Такая работа позволит создать культуру свободной прессы».

Директор департамента журналистики Уральского Федерального университета Борис Лозовский, координатор создания новой структуры, объяснил, чем орган будет отличаться от регионального Большого жюри: «Здесь будут рассматриваться именно жалобы на работу СМИ и журналистов, в то время как Большое жюри Свердловского творческого союза журналистов, существующее сегодня, рассматривает конфликты внутри журналистского цеха».

Новая организация, так же, как и ее федеральный образец, состоит из двух палат, правда, не по 25, а по 15 человек в каждой. В Палату медиа-аудитории вошли экс-губернатор, ныне сенатор Эдуард Россель, директор Свердловской филармонии Александр Колотурский, командор отряда «Каравелла» Лариса Крапивина, Герой России Серик Султангабиев, президент объединения «Сутяжник» Сергей Беляев. А в Палату медиа-сообщества включен состав регионального Большого жюри, в том числе еще один координатор создания коллегии, уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова, главные редакторы «Областной газеты» и «Коммерсантъ-Урала» Дмитрий Полянин и Николай Яблонский, завотделом «Уральского рабочего» Любовь Шаповалова, шеф-редактор «Радио Свобода» Григорий Гилевич. Однако состав этот пока не полный и будет в ближайшее время добираться.

Лица или компании, ставшие героями неэтичных, на их взгляд, публикаций, смогут обращаться в коллегию в том случае, если по каким-то причинам откажутся идти в суд или Роскомнадзор. «Это развилка: вы идете или в суд, или в коллегию. Если пошли в суд, идите дальше по судебной линии, потому что общественная коллегия не может отменить судебное решение и не будет этим заниматься, просто чтобы не подрывать авторитета суда. Но если вы пришли в общественную коллегию, а ваш контрпартнер не хочет приходить, то вы потом можете обратиться в суд, и тогда решение коллегии будет у вас экспертным заключением», - разъяснил Михаил Федотов.

И уже на первом совместном заседании члены палат рассмотрели жалобу на тюменский портал park72.ru, который выпустил ряд нелицеприятных статей о местной гостинице «Колос». После этого ее директор Валентина Балканова обратилась в коллегию, утверждая, что материалы содержат недостоверную информацию, отпугивающую гостей, Но когда члены палат обсудили с ней инцидент по видеосвязи, выяснилось, что директор даже не попыталась связаться с редакцией портала, чтобы попросить убрать статьи или добавить комментарий.

При этом сам руководитель портала на письмо коллегии отреагировал негативно: «Кто вы такие, и в честь чего мы должны что-то отправлять вам? Я занимаюсь бизнесом, зачем вы отнимаете мое время? Я навела справки, и связываться с вами не буду, буду общаться только с государственными структурами».

Что ж, диалог сразу не получился, но коллегия постановила вынести решение в течение 7-20 дней.

Дайджест подготовлен Фондом защиты гласности (ФЗГ).

Выходит при поддержке Норвежского Хельсинского Комитета еженедельно, по понедельникам с 11 августа 2000 года.

Распространяется по 1600 электронным адресам в России и за рубежом.

Под редакцией Алексея Симонова.

Редакционная коллегия: Борис Тимошенко – руководитель службы мониторинга, Светлана Земскова – юрист, Всеволод Шелховской – переводчик.

При использовании информации и материалов дайджеста ссылку на нашу организацию обязательна.

Телефон/факс: (495) 637-49-47, 637-44-20, адрес электронной почты: boris@gdf.ru fond@gdf.ru

По этим адресам можно подписаться на бесплатную рассылку дайджеста.

Все новости

Архив
ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни