Дайджест
4 Февраля 2013 года

Дайджест Фонда защиты гласности № 601

ТЕМА НЕДЕЛИ

О чем шумим?

Ирина Гундарева, собственный корреспондент ФЗГ в Уральском федеральном округе

В Челябинской области – всплеск очередной информационной войны, развязанной по инициативе губернатора и его команды.

Под властным административным давлением СМИ региона стали свидетелями и невольными участниками нездоровых политических разборок, что не может не вызывать морального и нравственного отторжения у адекватно думающих журналистов.

В журналисткой среде Челябинской области давно сформировались два негласных лагеря. Есть официальный Союз журналистов, в котором от силы членов 300 наберется, и тысячи журналистов по региону, не желающих вступать туда категорически. У нас был даже такой одиозно-скандальный прецедент: председатель Союза журналистов, по указке властей, судился с журналистом(!). Это вместо защиты интересов последнего! Этот случай совсем подкосил репутацию Союза. Итог: сотрудники южноуральских СМИ предпочитают не замечать эту организацию, особенно когда вновь и вновь видят, как власть использует ее в своих манипулятивных целях.

Последний факт: председатель регионального отделения Союза журналистов Александр Юрин комментирует события, связанные с обысками в кабинете «правозащитника», генерального директора ИД «Вечерний Челябинск» Владимира Филичкина, соратника губернатора. Обыски проводились по факту клеветы Филичкина в адрес высокопоставленного федерального госслужащего. Событие интерпретируется как наступление на свободу слова всех журналистов Южного Урала, и от имени всех журналистов срочно пишется обращение в Союз журналистов России.

- Я была готова подписаться под обращением Юрина в Союз журналистов России, но не увидела там подписей профессионалов, – прокомментировала ситуацию журналист и оппозиционный блогер Елена Москаленко, – например, Б. Киршина, Л. Шестёркиной, Е. Ткаченко. Для меня это мэтры с неоспоримым авторитетом, и мнение этих людей я уважаю. Но если под обращением только подписи сотрудников холдинга губернатора, то это явный стопроцентный политический заказ. Вряд ли там всё добровольно.

Союз журналистов Южного Урала собирает правление, но экстренное заседание почему-то проходит в неполном составе.

- Нас, членов правления, на это заседание не позвали, – говорит заместитель председателя правления Союза журналистов Елена Вяткина, – Не было и моих коллег – Т. Строгановой, А. Никитиной, Б. Киршина. И получается, что Юрин взял на себя смелость говорить от имени всего журналистского сообщества и призывать всех журналистов на защиту действующей власти. А это грубейшим образом нарушает Устав Союза журналистов. В Уставе регионального СЖ РФ чётко прописана его сугубо творческая направленность. Политика, поддержка склок, войн и разборок – на совести каждого, по личному выбору, в том числе и Юрина.

ФСБ сопровождала обыски в кабинетах первого вице-губернатора О. Грачева и «правозащитника» В. Филичкина. Кабинет последнего, по странному совпадению, находится в помещении газеты «Вечерний Челябинск», а учредителем ИД «Вечерний Челябинск» является арестованный за хищения бюджетных средств советник губернатора А. Москалюк, не потому ли там была ФСБ. Газета 100-процентно подконтрольна губернатору.

- Я вижу заголовки «Обыски у журналистов» на фоне видеоряда с Грачевым, Скворцовым и Филичкиным. На сегодня никто из них не является журналистом. Это чиновники или общественные деятели. О чем кричим? Призываем в помощь госслужащим все журналистское сообщество России?! – рассуждает директор ИА «Мега-Урал» Алла Лупова.

Среди журналистов, как и среди членов регионального правления Союза журналистов, сегодня нет единодушия в оценке событий, которые вывели Челябинскую область в топ новостей о коррупции, взятках, откатах и арестах.

Журналисты, может, и поддержали бы Грачева-Скворцова-Филичкина. Но на протяжении двух лет, с момента прихода к власти М. Юревича, политика этой тройки была агрессивной и диктаторской, Союз журналистов и СМИ области испытывали и испытывают колоссальный прессинг со стороны команды губернатора. Медиа-патроны в лице Олега Грачева и Вадима Евдокимова провели варварские зачистки в региональной прессе, под жесткий тотальный контроль поставили каждый «боевой листок» в глухом закоулке. Госконтракты получает только медиа-холдинг, подконтрольный губернатору. Идёт захват всех медиа-ресурсов вплоть до получения прав редактировать материалы непосредственно на сайтах издания и подсчитывать количество публикаций с упоминанием имени губернатора. Такой тотальной цензуры еще не было!

Не постеснялись и Дом журналистов отобрать, подаренный бывшим губернатором.

Генеральный директор PR-агентства «ДЕКАБРЬ» Александр Оспенников уверен: для действующей пиар-команды областного правительства госконтракты стали отличным инструментом контроля за региональными СМИ и перекраивания информационной повестки в пользу Михаила Юревича. Контракты «заточены» под конкретного «победителя» – констатирует Оспенников, – за счет скрупулезного составления технических заданий, где четко прописаны названия и количество рубрик, посещаемость, тиражи и другие характеристики, да и цена вопроса, а в отдельных случаях и отката, согласована по телефону. В результате на свет появляется масса однотипно штампованных эпистолярных творений, восхваляющих Михаила Юревича и дискредитирующих его недругов. В итоге, не менее 90% СМИ полностью подконтрольны областному правительству.

О чем шумим?!

СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ

«Индекс свободы прессы 2013» от Reporters Sans Frontières

Организация Reporters Sans Frontières («Репортеры без границ») 30 января опубликовала доклад «Индекс свободы прессы 2013».

В документе содержится информация о положении прессы в 179 странах мира. Составители документа рассматривают много критериев, от существующего в стране законодательства до наличия или отсутствия фактов насилия над журналистами. И, хотя «Индекс свободы прессы» не учитывает напрямую существующую в той или иной стране политическую систему, демократические страны занимают вершину списка, в то время как государства с диктаторскими режимами занимают последние места в индексе. По словам генерального секретаря этой организации Кристофа Делуара, «демократические государства обеспечивают лучшую защиту свободы производства и распространения информации, чем страны, где права человека презирают».

Три первых места занимают те же самые три европейские страны, которые возглавили индекс в прошлом году – это Финляндия, Нидерланды и Норвегия. В десятку лучших вошли также Люксембург, Андорра, Дания, Лихтенштейн, Новая Зеландия, Исландия и Швеция. А замыкают список Туркмения, Северная Корея и Эритрея, страны, где ситуация с прессой самая худшая.

Что касается России, то, по мнению экспертов, наша страна опустилась на шесть позиций по сравнению с предыдущим индексом RSF и занимает теперь 148 позицию. Ситуация со свободой слова в России ухудшилась после возвращения Владимира Путина на пост президента, а «усиление репрессий стало ответом на беспрецедентную волну оппозиционных протестов», – говорится в документе. Его авторы упоминают возвращение в число уголовных преступлений клеветы, а также усиление контроля Интернета. Кроме того, отмечается безнаказанность тех, кто нападает на журналистов.

Из стран бывшего СССР лучшая позиция и Эстонии (11 место). Далее следуют Литва (33), Латвия (39), Молдавия (55), Армения (74), Грузия (100), Киргизия (106), Таджикистан (123), Украина (126), Азербацджан (156), Белоруссия (157), Казахстан (160), Узбекистан (164), Туркмения (177).

Стоит отметить, что Франции эксперты отвели 37 место, Германии – 17, Великобритании – 29, США – 32, Италии – 57.

В последней десятке – Йемен (169 место), Судан (170), Куба (171), Вьетнам (172), Китай (173), Иран (174), Сомали (175), Сирия (176) и упомянутые уже Туркмения, Северная Корея и Эритрея.

 

РОССИЯ

Санкт-Петербург. Двое суток ареста за съемку протестной акции

Анна Селезнева, собственный корреспондент ФЗГ в Дальневосточном федеральном округе

В Санкт-Петербурге у консульства Нидерландов 26 января состоялась протестная акция по поводу гибели в Амстердаме активиста «Другой России» Александра Долматова. Акцию наблюдал репортер «Арсеньевских вестей» Александр Комельков, который накануне получил по электронной почте информационное сообщение о готовящемся мероприятии. Журналист был задержан полицейскими и провел 2 суток под административным арестом в 78 отделении полиции Санкт-Петербурга.

Вот что сообщил в редакцию А. Комельков: «Журналистов, кроме меня, не было. Сделал я там пару фотографий. Участники акции очень шустро через мост убежали и сразу уехали. Тут ко мне подходит полицейский и хватает за руку: «Это вы сделали?». Я ответил, что, как журналист, пришел сфотографировать акцию, но удостоверение «Арсеньевских вестей» никого не заинтересовало».

Фотокорреспондента доставили в 78 отделение, в протоколах было указано, что он замусорил территорию Санкт-Петербурга и совершил мелкое хулиганство. А. Комельков рассказал: «Предложили написать расписку, что в понедельник явлюсь в суд. Я написал. До 19 часов меня держали в отделении, чего-то тянули, потом подошел дежурный: «Александр Юрьевич, я вас должен очень огорчить, получен приказ сверху: вас до понедельника никуда не отпускать. Будем ждать суда». Никаких бумаг я лично не видел. В 22 часа со мной беседовал сотрудник ГУВД, очень интересовался – оппозиционная у нас газета или нет. Потом, уже где-то в полночь, они сказали – давайте вас в камеру поместим. … Двое суток провел в камере для административно задержанных практически один. Еду «с воли» сотрудники передавали, были очень вежливы, обращались по имени и отчеству, по просьбе из камеры выпускали без проблем. Сидел я спокойно, до 14 часов понедельника, потом поехали в суд района. На суде я пытался сказать, что пришел на акцию как журналист «Арсеньевских вестей», чтобы сделать репортаж. Судья ничего слушать не стала. Заседание продолжалось не дольше 15 минут. Мое журналистское удостоверение судью не заинтересовало, хотя я его на стол судье положил. Она от него просто отмахнулась, сказала, что ей это не интересно: «Если вы участвовали, значит, вы участвовали».

Сказав: «У меня нет оснований не доверять сотрудникам полиции», судья дала двое суток ареста по статье 20.1 – «мелкое хулиганство», выразившееся, по мнению составлявших протоколы полицейских, в нецензурной брани задержанного и порче имущества.

На суде отсутствовал сотрудник полиции, задержавший журналиста. Никто никаких показаний не давал. «После суда они не знали, что со мной делать. Дело в том, что судья, когда вынесла постановление, сказала, что все, что я отсидел в отделении, входит в эти двое суток. По окончании суда мой конвоир спросил судью: «А вот осталось еще 45 минут до окончания двухсуточного срока ареста, что делать?». Но судья не знала, юридически это никак не прописано. Полицейский предложил поездить в его машине по вызовам, а потом, когда время окончательно выйдет, он меня отпустит – ведь ему тоже не хочется потом отвечать за то, что меня раньше отпустили. Я согласился. На том мои приключения и закончились. Впрочем, продолжение, скорее всего, будет – готовим в суд обжалование постановления об административном аресте, – добавил А. Комельков.

 

Хабаровск. Пресс-конференция «для своих»

Ольга Васильева, собственный корреспондент ФЗГ в Дальневосточном федеральном округе

Журналистов информационного агентства AmurMedia не пустили на пресс-конференцию губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта.

Сначала, за неделю до пресс-конференции, начальник управления пресс-службы губернатора и правительства Хабаровского края Светлана Литвинова сообщила, что о проведении мероприятия ей ничего неизвестно. А спустя три дня уже заместитель Литвиновой, начальник отдела информационного обеспечения губернатора края Илья Климов заявил, что аккредитация на пресс-конференцию завершена. В день пресс-конференции, 23 января, представитель аппарата правительства Алексей Пустовит фактически запретил журналистам агентства посетить открытое публичное мероприятие.

Директор юридического департамента медиахолдинга PrimaMedia (AmurMedia входит в его состав) Галина Антонец так прокомментировала действия властей:

- Происшедшее лишний раз показывает степень боязни нынешнего руководства Хабаровского края действительно независимых СМИ. Вероятно, ему необходим полный контроль над тем, что пишут журналисты. Поражает то, что все это происходит в столице Дальневосточного федерального округа, где сконцентрированы все контролирующие и проверяющие органы всего региона. Действия должностных лиц, не допустивших журналистов на открытое, специально организованное для прессы мероприятие, по моему мнению, незаконны. Аккредитация при государственных органах и органах общественных объединений не является обязательным условием для посещения журналистами всех открытых мероприятий, проводимых органами власти. Не аккредитованные журналисты также вправе свободно посещать все открытые заседания государственных органов (п. 2 ст. 47 Закона «О средствах массовой информации») по предъявлении редакционного удостоверения или иного документа, удостоверяющего его статус. Мы намерены обратиться в правоохранительные органы, чтобы они привлекли к ответственности лиц, не допустивших журналистов на пресс-конференцию. По-моему мнению, мы имеем дело с воспрепятствованием законной профессиональной деятельности журналиста, совершенным с использованием служебного положения, что может повлечь привлечение виновных к уголовной ответственности (по ст. 144 УК РФ) и реальному лишению свободы.

Это не первый случай, когда органы власти пытаются воспрепятствовать журналисткой деятельности сотрудников ИА AmurMedia. В октябре прошлого года оперативные действия правоохранительных органов на несколько часов парализовали работу информационного агентства. По мнению редакции, это было связано с публикацией ряда объективных материалов, характеризующих неэффективную деятельность Вячеслава Шпорта на посту губернатора Хабаровского края.

Справка ФЗГ: ИА PrimaMedia – первое в Дальневосточном регионе электронное СМИ, оперативно представляющее всю информацию в свободном доступе. О росте его популярности говорят цифры: в 2005 году сайт ежедневно просматривали 3 тысячи человек, в 2006 – 6 тысяч, в 2007 – 9 тысяч, в 2010 году – 18 тысяч, в 2011 – уже 25 тысяч. Сайт агентства занимает лидирующие позиции по индексу цитируемости Яндекса среди информационных агентств Дальнего Востока.

 

Кабардино-Балкария. Подозреваемый в убийстве телеведущего ликвидирован в ходе спецоперации

Наталья Юсупова, собственный корреспондент ФЗГ в Северо-Кавказском федеральном округе

В ходе спецоперации в Нальчике 29 января ликвидирован Зейтун Бозиев, подозреваемый в убийстве телеведущего ГТРК «Кабардино-Балкария» Казбека Геккиева. Напомню, что трагическая смерть журналиста в конце прошлого года имела большой общественный резонанс. К. Геккиев был расстрелян на улице вечером 5 декабря, спустя час после прямого эфира.

Но вернемся к событиям недельной давности. Найти Зейтуна Бозиева, который с 2010 года был в федеральном розыске за совершение серии особо тяжких преступлений, правоохранительным органам помогли граждане. Об этом заявили в Национальном антитеррористическом комитете. После гибели Геккиева и не менее резонансного убийства ректора аграрного университета республики Бориса Жерукова (по оперативным данным, в этом преступлении также фигурировал Бозиев) листовки с фотографией боевика и видеоролики с его изображением были распространены по всей республике.

29 января Бозиева засекли в одном из компьютерных клубов, расположенном в здании автосервиса. Действия спецназа осложняло то, что в зале вместе с подозреваемым находилось много посетителей, в том числе подростки. Их спешно эвакуировали, когда Бозиев отлучился в туалет. Затем полицейские предложили ему сдаться, однако он предпринял попытку прорыва и несколько раз выстрелил в бойцов спецназа. В перестрелке он был убит. В ходе осмотра трупа обнаружен паспорт, пистолет с глушителем и гранаты. Впоследствии личность убитого подтвердили путем опознания.

Между тем, законодательные меры по обеспечению безопасности сотрудников СМИ, ужесточить уголовное наказание за посягательство на жизнь журналистов, предлагают депутаты Парламента КБР. Суть вопроса прокомментировал глава профильного комитета Парламента Хамид Башоров: «Законопроектом предлагается дополнить статью 144 «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов» УК РФ новой частью, устанавливающей уголовную ответственность за посягательство на жизнь журналиста, а равно его близких в целях воспрепятствования его законной профессиональной деятельности либо из мести за такую деятельность». Депутаты предлагают установить за данное преступление наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет, пожизненного лишения свободы либо смертной казни. Законодательную инициативу, с которой парламентарии обратились в Госдуму, они рассмотрели на первом в этом году пленарном заседании 31 января. Правда, еще до обсуждения проекта присутствовавших журналистов попросили покинуть зал.

 

Омск. Двуглавый «единоросс»

Георгий Бородянский, собственный корреспондент ФЗГ в Сибирском федеральном округе

Куйбышевский районный суд Омска отклонил исковые требования главы Калачинского района, члена «Единой России» Вадима Цыганкова, предъявленные им газете «Ваш Ореол». Чиновник требовал с редакции миллион рублей за публикации, которые рассказывали о незаконном совмещении им занимаемой должности и занятий бизнесом, а также о том, что он имеет двойное – российско-израильское гражданство.

Статьи, ущемившие честь, достоинство и деловую репутацию истца, основывались на официальных источниках, в частности, материалах прокурорской проверки, из коих следовало, что, руководя районом, Цыганков оставался совладельцем двух фирм – ООО «РегионПроект» и ООО «Завод металлоконструкций «Лазерформ». По заявлению прокуратуры Калачинский городской суд обязал районного главу устранить нарушение ФЗ «О противодействии коррупции», но это решение к моменту выхода оспариваемых публикаций в свет еще не вступило в законную силу: чиновник обжаловал его в областном суде, надеясь, что тот удовлетворит его апелляцию и решил наказать редакцию за то, что слишком поторопилась. Однако не получилось.

История с двойным гражданством Цыганкова – довольно темная. В начале двухтысячных этот факт был зафиксирован в протоколе его допроса сотрудниками Омского УВД, обвинявшими его в то время в мошенничестве. В документе имеется его подпись, тем не менее, его адвокат на процессе по иску к газете заявила, что данный факт сам по себе ничего не доказывает. Выходит, будущий районный глава просто ввел правоохранителей в заблуждение. Суд отказал ему в иске в полном объеме.

 

Владивосток. Миллион рублей за цикл статей отсудить не получилось

Анна Селезнева, собственный корреспондент ФЗГ в Дальневосточном федеральном округе

Несколько лет назад Седанкинский дом инвалидов выиграл иски к газете «Арсеньевские вести», опубликовавшей статьи Татьяны Романенко о положении в интернате. Кто-то из обратившихся тогда к газете за помощью заболел, кто-то побоялся подтверждать показания, многих заставили отказаться от своих писем в редакцию. Сейчас случилось по-другому. В новом рассмотрении дела нельзя не отметить роль судьи Фрунзенского суда Владивостока Натальи Шевяковой.

Последняя январская неделя ознаменовалась нечастым явлением в судейской практике – ежедневными в течение недели судебными заседаниями Фрунзенского суда Владивостока по искам Приморского Центра Социального обслуживания населения (Седанкинский дом-интернат для престарелых и инвалидов) и его директора В. Логачева к «Арсеньевским вестям», учредителю газеты Ирине Гребневой и журналисту Анастасии Поповой. Общая сумма исков – 1 миллион рублей.

Анастасия Попова опубликовала только в 2011 году 8 статей о положении в доме-интернате, был подготовлен и ролик для телевидения. Основное требование истцов: признать несоответствующими действительности сведения, порочащие деловую репутацию Седанкинского дома-интерната, изложенные в газете «Арсеньевские вести», и признать несоответствующими действительности сведения, порочащие честь и достоинство директора Дома-интерната Виктора Логачёва. В качестве соответчика директор интерната включил в иск Виктора Лебедя, проживавшего в этом интернате, но сбежавшего от притеснений и издевательств в редакцию «Арсеньевских вестей», и до сих пор живущего в редакционном кабинете. С него В. Логачёв решил взыскать компенсацию морального вреда в размере 1 рубль.

За Виктором Лебедевым, первым обратившимся к журналистам в 2011 году, в редакцию потянулись и другие обитатели интерната. Они шли с жалобами на своё положение в интернате и нарушение законов. Весь 2012 год шли опросы свидетелей, уточнялись судебные иски, наконец, после долгих январских каникул прошли первые заседания суда. Затем судья Фрунзенского суда Владивостока Наталья Шевякова назначила заседания ежедневные: шесть рабочих дней в конце января суд работал по этим искам. Было привлечено большое количество свидетелей, хотя и со стороны истцов свидетелей прибавилось – привлекались и соцработники городских районов Владивостока и других городов Приморья, врачи и библиотекари, повара, медсёстры и газосварщики…

Однако судья Наталья Шевякова полностью отказала и Логачёву, и Центру в удовлетворении исковых требований. А проживающие в интернате инвалиды и пожилые люди звонили, благодарили, смеялись и плакали, а сообщение о решении суда развесили по этажам интерната.

 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Снимать или не снимать?

Дмитрий Флорин, собственный корреспондент ФЗГ в Центральном федеральном округе

В Мосгорсуде имеется конфликт интересов. С одной стороны, журналист по закону имеет право на производство аудиозаписи и фотосъемок, с другой – приставы «обеспечивают безопасность» внутри здания.

Поэтому, если вы решили зайти на открытый процесс в Мосгорсуд, на входе у вас заберут всю аудио- и видео аппаратуру, и дадут номерок от ответственного за хранения полицейского (еще распишетесь в журнале о передаче вашей аппаратуры на хранение).

Официально процедура возможности вноса аппаратуры такова: за пару дней издание должно написать официальный запрос на официальном бланке с подписью редактора и выслать его в пресс-службу Мосгорсуда. Затем должен последовать ответ, в котором указаны (из запроса) номера аппаратуры, имена журналистов и дата проведения съемки. Но – не исключен факт того, что вы можете не получить такой ответ. Кто и как определяет счастливчиков – не совсем понятно. По мнению некоторых, дело попахивает цензурой.

Всего несколько раз под дверьми зала суда были замечены люди с фотокамерами. Они вылавливали момент, когда подсудимого под конвоем вели в зал суда. При этом конвойные и кружащие вокруг них УИНовцы иногда расталкивали фотографов в стороны. Однажды фотограф, ведущий съемку сбоку от проходящего мимо конвоя, был просто отброшен в сторону со словами: «Не снимать!». Но он никому не мешал.

Почему «не снимать» и кто это санкционировал – непонятно. В зал заседаний людей с аппаратурой не пускают. Хотя был прецедент, когда прессу запустили в зал всего на 15 минут до начала заседания. Чтобы снять подсудимого в стеклянной камере. Снимать же гособвинителей нельзя. А однажды (по другому делу) прокурор сказала: «Чего вы снимаете? Знала бы – закрыла процесс вообще». Поражает скромность наших госслужащих.

Но при этом, несмотря ни на что, в зале всегда присутствует оператор пресс-службы суда. Он пишет все и всегда. 28 января его камера была постоянно направлена строго на адвокатов подсудимого (оператор даже сел рядом со штативом на скамейку отдохнуть). Куда идет запись?

Аудиозапись процесса производится постоянно. Свидетелям не разрешают говорить, пока они не пододвинут микрофон ближе к себе. Плюс секретарь суда, стенографирующая процесс. Плюс меняющие угол камеры наблюдения внутри каждого зала.

Зачем нужно снимать процесс на полупрофессиональную видеокамеру и только одному единственному избранному? Ответ на этот вопрос дал адвокат Мурад Мусаев 28 января. Он был недоволен тем, что не всем журналистам вообще удается попасть в зал, тем более снять происходящее, в то время как один из операторов всегда и без проблем работает в зале. Он также рассказал, что производимые в зале записи чудесным образом оказываются в распоряжении Следственного комитета. И что видеозаписи суда опять же чудесным образом оказались в распоряжении авторов программы «Человек и закон».

Если эта запись производится для СМИ – то почему бы самим СМИ не снимать в зале? Почему приставы не разрешают видеозапись даже у выхода из суда, в фойе здания, и съемку многим приходиться проводить на морозе и при плохом освещении?

Чтобы представить картинку до конца: однажды журналистка сфотографировала на телефон находящегося в клетке подсудимого во время перерыва. Это заметил пристав. Девушку заставили стереть фото, о «ЧП» было сообщено всем участникам процесса с предложением (по их желанию) удалить журналистку из зала. Затем пришел начальник приставов, провел с журналисткой беседу и предупредил, что если еще раз такое будет замечено – у входящих в зал будут отбирать мобильные телефоны...

 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

Доклад организации Human Rights Watch

Международная правозащитная организация Human Rights Watch 31 января опубликовала очередной ежегодный отчет о положении с правами человека в мире (The World Report 2013). Новый доклад анализирует данные по итогам 2012 года. В текущем докладе рассматриваются ключевые проблемы в 90 странах мира.

В этом году раздел доклада, посвященный России, озаглавлен: «Россия: Беспрецедентное наступление на права и свободы». В документе отмечается, что в минувшем году ситуация с правами человека в России значительно ухудшилась, так как российские власти развернули самые масштабные репрессии против гражданского общества за всю постсоветскую историю.

Массовые протесты, последовавшие за парламентскими выборами в декабре 2011 года, казалось бы, заставили власть заговорить о политических реформах, – говорится в докладе, – однако за возвращением Владимира Путина в Кремль последовали стремительный демонтаж скромных либеральных преобразований периода президентства Д. Медведева и беспрецедентное наступление на гражданское общество. Во второй половине 2012 года законодательно были введены существенные ограничения на свободу слова и выражения мнения, свободу собраний и свободу ассоциаций. Продолжались нарушения прав человека в связи с действиями силовых структур на Северном Кавказе.

После возвращения В. Путина в Кремль в мае 2012 года парламентское большинство правящей партии «Единая Россия» обеспечило принятие целого ряда законов, вводящих серьезные дополнительные ограничения для гражданской деятельности. В июне санкции за нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий были ужесточены и по суровости стали сопоставимы с уголовными, восстановлена уголовная ответственность за клевету и введены дополнительные ограничения на свободу информации в Интернете.

Также в июне неправительственные организации, занимающиеся якобы «политической» деятельностью и получающие финансирование из зарубежных источников, обязали регистрироваться в качестве «иностранных агентов», что можно расценивать как инициативу, направленную на дискредитацию неправительственных организаций в глазах общества. В ноябре уголовный состав государственной измены был расширен таким образом, что под него теоретически можно подвести даже участие в международной деятельности по защите прав человека. В канун 2013 года президент подписал закон, позволяющий приостанавливать деятельность и замораживать в России активы тех неправительственных организаций, что занимаются «политической» деятельностью и пользуются финансированием от американских граждан или организаций.

Подробнее

Центр гуманитарных исследований, 31 января

 

Почта дайджеста

Поздравляю вас, смелые коллеги, с юбилейным выпуском – с 600-м! Спасибо! Читаю. Вы нужны.

Алигожина Елена

Дайджест подготовлен Фондом защиты гласности (ФЗГ).

 

Выходит по понедельникам с 11 августа 2000 года.

Распространяется по 1600 электронным адресам в России и за рубежом.

 

Под редакцией Алексея Симонова.

Редакционная коллегия: Борис Тимошенко – руководитель службы мониторинга, Светлана Земскова – юрист, Всеволод Шелховской – переводчик.

 

При использовании информации и материалов дайджеста ссылку на нашу организацию обязательна.

Контакт: 119992 Москва, ГСП-2, Зубовский бульвар 4, комн. 432, Фонд защиты гласности.
Телефон/факс: (495) 637-49-47, 637-44-20, адрес электронной почты: boris@gdf.ru fond@gdf.ru

Все новости

Архив
ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни