Статьи
1 Мая 2004 года

Кто «заказал» «Ковровские вести»?

- Городские власти, похоже, поставили себе задачу: пересажать весь коллектив «Ковровских вестей». Более полутора лет томится за решёткой в ожидании решения суда издатель газеты Валерий Загурский, к полутора годам исправительных работ приговорён журналист Марсель Гатауллин. Два уголовных дела возбуждены в отношении обозревателя Ирины Табацковой. Недавно из заключения освободился бывший главный редактор Николай Фролов.

Четверо представителей редакции, угодившие под уголовный пресс – плата за читательское доверие. Или, если хотите, расплата.

«Ковровские вести» - газета уникальная. Судите сами: в городе Коврове живёт чуть более ста тысяч человек. И в районе ещё пятьдесят тысяч. А тираж одного вторничного номера – 30 тысяч экземпляров. То есть газета попадает в каждую ковровскую семью. И не бесплатно – на неё подписываются, её покупают. Тираж расходится целиком. Наверное, потому, что газете доверяют.

Однажды газета вывела на митинг несколько тысяч человек. Ни одной политической партии за последние пятнадцать лет подобного не удавалось. А «Ковровским вестям» - удалось, правда, повод для митинга был не политический, а вполне гражданский – протест против реформы ЖКХ. Тогда горожанам, которых вывели на улицу «Ковровские вести», удалось заставить власть ввести мораторий на повышение тарифов. Правда, ненадолго.

Ещё один важный и нехарактерный для нашего времени момент. За газетой никто не стоит. Никто её не финансирует – только читатели, выкладывающие за очередной номер свои кровные и сама редакция. Такова принципиальная позиция издателя и коллектива. «Иначе не оправдаем читательского доверия, - говорит директор издания Елена Пак. – Скажут, что мы печатаем заказуху. Закончится доверие - тираж упадёт незамедлительно. Газеты не станет».

Так и живёт газета. Гнёт правду-матку о чиновничьих интригах, автоматически становясь жертвой этих самых интриг. Поразительно вот что: выигрывает в этом противостоянии, как это ни парадоксально, слабейший. Газета живёт, несмотря на постоянное выкручивание рук. В состоянии перманентного конфликта. Иногда не имея достаточно средств на то, чтобы вовремя выплатить сотрудникам скудную даже по местным меркам зарплату. На голом энтузиазме. И на читательской любви.

Естественно, не всех эта читательская любовь радовала. Городскую администрацию, к примеру, «неконтролируемая» популярность независимой газеты откровенно раздражала. Ещё бы: какой политический ресурс! Да и другие чиновники – потенциальные фигуранты фельетонов и журналистских расследований – не разделяли всеобщего восхищения газетой. Вот что говорит о «Ковровских вестях» прокурор города Коврова Александр Клоков.

- Пишут много, задевают резко, но люди в суды не обращаются. Не хотят связываться, нет времени на ерунду. Поначалу воспринимали болезненно, теперь – привыкли. Года два назад мэр подавал в суд на газету. По некоторым публикациям прокуратура проводила проверки. За газетой может стоять промышленно-финансовая группировка, ставящая целью смену мэра г.Коврова.

Нужно ли говорить, что никакой промышленно-финансовой группировки, якобы поддерживающей газету, нет и в помине. Отсутствие материальной базы попытались восполнить люди из окружения мэра города. Они не раз предлагали издателю Валерию Загурскому выкупить у него газету. Загурский не соглашался. И тогда газету решили задавить.

3 июля 2001 года в редакцию «Ковровских вестей» нагрянули милиционеры. Предъявив главному редактору Николаю Фролову прокурорскую санкцию на проведение обыска, правоохранители учинили в редакции четырехчасовой обыск. Искали контрафактный компьютерный «софт» - компакт-диски, дискеты. Напрасно Фролов убеждал милиционеров, что в помещении редакции нет и не может быть средств, запрещенных к обороту в РФ, что редакция принципиально работает только на лицензионном программном продукте (ещё бы, ведь сотрудники редакции отдавали себе отчет, что расплата за критические материалы последует рано или поздно). После обыска журналисты недосчитались семи компьютеров – их унесли сотрудники милиции.

Коллеги из столичной газеты «Труд» тогда высказывали предположение, что причиной приступа милицейской бдительности могла стать публикация статьи «Ковровские заводы: всем спасибо, все свободны». В материале рассказывалось о критическом состоянии крупнейших промышленных предприятий Коврова и о мере ответственности их руководителей и администрации города за всё происходящее. По факту публикации немедленно возбудили уголовное дело. Автора статьи обвинили в клевете, но выявить не смогли: подпись «С.Беляев» оказалась псевдонимом. Главного редактора вызвали повесткой в УВД города и потребовали раскрыть псевдоним и источники информации, Фролов, естественно, отказался, сославшись на Закон РФ о СМИ: только суд вправе обязать редакцию предоставить полные сведения об опубликованном материале.

Но вынесенные из редакции компьютеры были только началом противостояния. По заявлению руководства завода имени Дегтярева в отношении главного редактора газеты Фролова было возбуждено уголовное дело по ст.129 УК РФ («Клевета») в связи с публикацией статьи «Ковровские заводы: всем спасибо, все свободны». Осудить Фролова тогда не удалось: после вмешательства Фонда защиты гласности и Союза журналистов России дело было закрыто. Но страсти улеглись ненадолго.

26 ноября 2002 года неизвестные преступники окатили старенькие «Жигули» Загурского бензином и попытались поджечь машину. Но не успели – увидели наряд милиции и сбежали, бросив на месте несостоявшегося преступления пару резиновых перчаток.

А в ночь на 28 ноября Валерия Загурского и Николая Фролова задержали сотрудники городской прокуратуры. Против них возбудили уголовное дело по статье 163 пункт 2 УК РФ («Вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору»).

Глава местной администрации Вячеслав Арсентьев давно мечтал «подмять под себя» популярную газету, убивая тем самым двух зайцев: во-первых, прекратить критику, а во-вторых – обрести солидный информационный ресурс. Ведь мэра Коврова избирают не рядовые горожане, а 21 депутат городского Собрания, и есть риск быть отозванным. Риск, впрочем, небольшой, но постоянный, а оттого особенно неприятный.

Арсентьев предложил Загурскому и Фролову встретиться и поговорить «по душам». 16 ноября, за несколько дней до задержания Загурского и Фролова, Арсентьев назначил им встречу. В здании мэрии, ранним утром, до явки служащих на работу. Сам Арсентьев уверяет, что тему беседы определили Загурский и Фролов. Им, якобы, требовалось частично профинансировать выпуск газеты. Кроме того, разговор шел и о возможной смене учредителя газеты, и о дальнейшем сотрудничестве с мэром, и даже о возможности некоего бюджетного финансирования.

Ни редактор, ни издатель на выдвинутые мэром условия не согласились. Встреча закончилась безрезультатно. Арсентьев стал названивать в редакцию, предлагая ещё раз встретиться. И эта вторая встреча, состоявшаяся, заметим, также по инициативе руководителя городской администрации, закончилась задержанием В. Загурского и Н. Фролова.

Поздним вечером 27 ноября издатель и редактор вошли в здание городской администрации, около часа беседовали с мэром, а затем вышли из офиса и направились к поджидавшему их автомобилю. Неожиданно за ними выбежал мэр, сжимая в руках спортивную сумку. Он добежал до машины, распахнул заднюю дверцу и швырнул сумку на сиденье. По мнению правоохранителей, в пакете находилась сумма, эквивалентная ста пятидесяти тысячам долларов США. Рублями.

Спустя несколько минут на запястьях Загурского и Фролова защелкнулись наручники: сотрудники прокуратуры и ФСБ не дремали.

Наутро В. Арсентьев спешно собрал пресс-конференцию. «Теперь абсолютно ясно, что сотрудники газеты занималась не информационной деятельностью, а личным обогащением», - заявил он местным журналистам.

Горожане не поверили своему мэру. Тираж газеты нисколько не упал, а критики городских властей в ней не стало меньше. Но Загурский и Фролов оказались за решёткой. Их обвинили в вымогательстве денег у главы городской администрации и грозили большими сроками лишения свободы – от десяти лет. 1 марта 2003 года Ковровский городской суд вынес приговор руководителям самой успешной во Владимирской области газеты. Издатель Валерий Загурский и главный редактор Николай Фролов признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного статьёй 204, частью 4, пунктами «а, в»: «Незаконное получение лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой организации, денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемы этими лицами служебным положением, совершённое группой лиц, сопряжённое с вымогательством». В. Загурский приговорён к 3 годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении, Н. Фролов - к 1 году 6 месяцам. Фролов вскоре вышел на свободу. Сломленный. В редакцию он не вернулся.


О том, как следствие давило Фролова и Загурского, мы знаем не понаслышке. В нашем распоряжении имеется видеокассета, на которой записан допрос Загурского заместителем прокурора города Макаровым и руководителем местного УФСБ Смирновым. Поздним вечером, в нарушении всех норм УПК, запрещающим проводить следственные действия после 22 часов, так называемые «правоохранители» угрожали, шантажировали, давили на Загурского, принуждая его к «сотрудничеству» со следствием.


Смирнов: Избрал бы другую позицию. Сотрудничество. Сотрудничество…

Макаров: Не понимаю вас, Валерий Георгиевич, вам протягивают руку… Упрямство – качество животных, свойственное мулу, ослу…

Смирнов: К разговору с нами вы не настроены…

Макаров: Вы сами подумайте, порассуждайте. Вы – взрослый, умный человек. У адвоката единственная задача…

Загурский: Мне помочь.

Макаров: Нет, больше денег получить.

Смирнов: Нам абсолютно по барабану, сколько вам дадут: десять лет, восемь, шесть. Нам совершенно по барабану… На полную катушку вам ввалят.

Загурский: Меня это не касается.

Смирнов: Именно вас касается: сколько вы будете сидеть, как вы будете сидеть. Проблемы создаете близким… Зачем? Я вам скажу так: если человек идёт навстречу, мы с ним разговариваем. В суде – идём, разговариваем. Человек понял, значит, признал, значит, осознал. Надо эти моменты учитывать. Никто вам не будет гарантировать условный срок. Не будет этого. Надо думать, как выжить в этих условиях, выжить, уменьшить срок, в нормальных условиях там пробыть, не в условиях беспредела, а в других условиях.

Макаров: Минимально возможный срок… Минимально возможный срок…

Смирнов: Вот об этом надо думать!

Макаров: Что вас останавливает?

Загурский: Надо поговорить с адвокатом.

Смирнов: Своей головы не хватает?

Макаров: Вам сидеть, а не адвокату.

Смирнов: То, что я вам говорю, это не пустой звук. Вам даю честное слово офицера. Идёте с нами на контакт – вопросы будут решаться по-другому. У нас с правоохранителями есть контакт. У нас и с судьями есть контакт… На то мы и ФСБ, чтобы иметь контакт… Мы вам поможем. Игнатьева (адвокат – прим.) вам не поможет в этой ситуации… Ну что она может вам посоветовать…Бесполезно… На любом уровне: Москва, Владимир… Бесполезно. Вот у нас практика с ними есть. То есть человек пошел навстречу – выходим на того судью, у которого будет рассматриваться это уголовное дело… И на такие вещи идём.

Загурский: Я две ночи не спал. Лёг в 4, а в 5 подняли, потом опять подняли. Я бы лучше поспал… Может, ещё что-нибудь придумаю…

Пименов (сотрудник ФСБ, заскочивший «на минутку»): Придумывать не надо! Вспомнить надо!


Удивляет, как представители следствия не побоялись записать на видео этот «допрос». И что же тогда могло происходить при выключенной видеокамере?


Теперь немного о приговоре. Говорит юрист Фонда защиты гласности Владислав Быков.


- Мы исходим из того, что приговор должен быть мотивированным, обоснованным и непротиворечивым. Фролов и Загурский признаны Ковровским судом виновными в коммерческом подкупе, т.е. в получении денег за совершение действий в интересах Арсентьева. Эти действия, по мнению Ковровского суда, были сопряжены с вымогательством, т.е. с требованием передать незаконное вознаграждение в виде денег под угрозой совершения действий. Получение денег за совершение действий в интересах Арсентьева может признаваться преступным только в том случае, если действия, которые должны были совершить Фролов и Загурский, являлись бы незаконными.


Фролов и Загурский утверждали, что они предложили Арсентьеву информационную поддержку и учредительство в газете. Каждое из этих предложений является законным. Арсентьев же настаивает, что речь об учредительстве не шла, и всё происходившее было чистой воды вымогательством.


Кто же из них говорит правду? В этом уголовном деле есть четыре видеокассеты, на которых записаны встречи Фролова и Загурского с Арсентьевым. Именно эти записи должны подтвердить: предлагали Фролов и Загурский Арсентьеву место учредителя газеты или не предлагали, предлагали Арсентьеву информационную поддержку или не предлагали, было вымогательство или его не было. Но… В приговоре нет расшифровок этих записей. Суд утверждает, что записи есть, что эти записи подтверждают состав преступления в действиях подсудимых. Но какие именно фразы подтверждают преступность действий Загурского и Фролова в приговоре не указано.


По мнению суда, Загурский и Фролов вымогали у Арсентьева деньги. Как следует из показаний подсудимых и Арсентьева, инициатором всех встреч всегда выступал мэр Коврова Арсентьев. Мы в первый раз сталкиваемся с ситуацией, когда тот, с кого вымогают деньги, сам звонил вымогателям и настаивал на встрече.


Учитывая только эти несколько обстоятельств, мы считаем, что доказательства преступности действий Загурского и Фролова, мягко говоря, не убедительны. Приговор по делу не обоснован и немотивирован, и заставляет серьёзно задуматься о справедливости правосудия над журналистами.


В общем, издателя и главреда в конце концов удалось «упечь». Но конфликт на этом не был исчерпан. Газета продолжала оставаться бельмом на глазу городской администрации. 7 мая 2003 года Ковровский городской суд рассмотрел заявление редакции «Ковровских вестей», обжаловавшей решение городской прокуратуры, вынесшей газете предупреждение о недопустимости распространения экстремистских материалов через СМИ. Предупреждение было вынесено 30 января 2003 года за публикации весной и летом 2002 года ряда статей, имеющих, по мнению прокурора города Коврова А. Галкина, «признаки экстремистского материала», в котором содержится «пропаганда неполноценности граждан по признаку принадлежности к азербайджанской национальности и мусульманской религии». К «пропаганде» А. Галкин отнес следующее сообщение: «Не успели депутаты возмутиться договором «о совместной деятельности» «товарищей» Вячеслава Арсеньева и захватившим муниципальный рынок Икрама Зульбалаева, в результате чего центральный рынок стал бы азербайджанским, как возникли новые коллизии».

На сей раз Ковровский городской суд отказался идти на поводу у прокуратуры, и признал предупреждение незаконным и необоснованным. На стороне газеты в судебном процессе принимал участие юрист Фонда защиты гласности.

25 апреля 2003г. в начале седьмого вечера не представившиеся сотрудники ФСБ произвели наложение ареста на имущество газеты «Ковровские вести» на основании якобы определения федерального судьи Ковровского районного суда.

Фонд защиты гласности немедленно отреагировал факсом на имя прокурора города. Копия ушла в генпрокуратуру РФ. «Производство такого рода действий в пятницу вечером, после окончания рабочего дня, дает нам основания утверждать, что эти так называемые «следственные действия» произведены с грубейшими нарушениями уголовно-процессуальных норм, - говорилось в обращении Фонда. - Нет никаких законных оснований для наложения ареста на имущество местной газеты, особенно, учитывая то обстоятельство, что расследование по уголовному делу еще не завершено и не вынесен вступивший в законную силу приговор суда. Очевидно, что надлежащий прокурорский надзор в ходе расследования уголовного дела в отношении сотрудников «Ковровских вестей» отсутствует. Просим немедленно принять меры прокурорского реагирования и сообщить нам о результатах проверки».

Заместитель Ковровского городского прокурора М. Макаров ответил практически сразу: «Сведения, изложенные в Вашем письме о том, что данное следственное действие производилось «…не представившимися сотрудниками ФСБ…в пятницу вечером после окончания рабочего дня…» основаны на скоропалительных и непроверенных Вами заявлениях одной стороны и не соответствуют действительности. Нарушений уголовно-процессуального законодательства не установлено».

Ну откуда зампрокурора было знать, что президент ФЗГ Алексей Симонов именно в пятницу вечером связывался по телефону с редакцией «Ковровских вестей» и разговаривал не только с представителями газеты, но и с сотрудниками ФСБ. А после этого звонил прокурору города, но его телефон был переведен в режим факса, ибо рабочий день уже кончился.

В итоге имущество газете так и не вернули. Непонятно, почему арест доли, равной 2200 руб. привёл к аресту имущества стоимостью сто тысяч рублей? Мы поинтересовались у прокурора города, почему арестовали компьютеры, хотя на расчётном счету редакции было достаточно денежных средств, чтобы оплатить арестованную долю. Вместо ответа прокурор нам напомнил об ответственности общественных организаций за давление на следствие.

Действия местной власти в отношении «Ковровских вестей» напоминает ковровую бомбардировку. Уголовные дела против журналистов. Вал гражданских исков. Бесконечные допросы сотрудников. За три года – два глобальных изъятия компьютеров и оргтехники. Издатель сидит в тюрьме. Кто-то запустил «утку» о том, что «Ковровские вести» - «лимоновская» газета. Нацболы. И многие московские коллеги поверили.

А газета живёт. Ей по-прежнему верят, её покупают, на неё подписываются. Газетные полосы пестрят рекламой, значит, не отвернулись от «Ковровских вестей» и рекламодатели. Сотрудники шутят: «всю редакцию не пересажают».

А ведь могут. Всего-то два десятка человек.

 

 

Руслан Горевой,
руководитель службы информации Фонда защиты гласности.

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни