Статьи
9 Сентября 2003 года

Каждому региону - по собственному Пасько

Руслан Горевой, Борис Тимошенко: "Каждому региону - по собственному Пасько. Пермские чекисты отдали под суд журналистов, якобы разгласивших государственную тайну".

Сокращенная версия материала опубликована в июльском номере журнала "Журналист". Ниже мы приводим полную, авторскую версию статьи.

Уголовное дело против двух корреспондентов старейшей в Перми газеты "Звезда" было возбуждено еще прошлой осенью, а скандал разгорается только сейчас. Такое ощущение, что полгода никому из коллег и дела не было до судеб Константина Стерледева и Константина Бахарева, ставших новыми жертвами шпиономании спецслужб. Именно этих журналистов-расследователей правнуки Железного Феликса пытаются усадить на тюремные нары, едва остывшие после условно-досрочного освобождения "шпиона" Григория Пасько.

10 апреля 2003 года следственное отделение регионального управления ФСБ по Пермской области закончило расследование уголовного дела по факту разглашения государственной тайны в газете "Звезда". Обвиняемые начали знакомиться с материалами следствия.

Уголовное дело было возбуждено после публикации "Звездой" в октябре прошлого года материала "Суперагент по кличке Артем". В статье рассказывалось о наркодилере из Таджикистана, одновременно являвшимся агентом таджикской спецслужбы. В 1999 году Пермский областной суд осудил торговца наркотиками на 12 лет лишения свободы, однако через некоторое время после приговора он вновь появился в Перми с очередной партией героина. Как выяснилось позже, "суперагент"-наркоторговец для отбывания срока заключения был отправлен в родной Таджикистан, однако там его вскоре освободили. По амнистии.

Информация о поимке крупного наркодилера секретной не являлась - летом 2002 года на официальном Интернет-сайте ФСБ об этом была опубликована заметка, в которой говорилось, что "Артём" был агентом таджикского аналога КГБ.

Публикуя материал, журналисты не подозревали, что выдают какую-то страшную тайну. Их задачей было информировать граждан о социально опасном субъекте. Однако даром это журналистам не прошло. Заместитель прокурора области Ларин направил газетную статью в местное УФСБ с припиской, мол, разберитесь. И чекисты стали разбираться. В ноябре 2002 года в кабинете главного редактора "Звезды" Сергея Трушникова и в отделе криминальных новостей газеты, где работали К. Бахарев и К. Стерледев, были проведены обыски. В результате редактор на время лишился ряда документов и жесткого диска своего компьютера, а журналисты - записных книжек, рабочих бумаг, аудиокассет и системного блока компьютера. Кроме того, оперативники ФСБ распилили сейф в криминальном отделе, но, как следует из протокола, "ничего внутри не нашли".

С санкций прокуратуры Пермской области следствие по делу неоднократно продлевалось. В начале 2003 года у контрразведчиков появился первый обвиняемый - старший оперуполномоченный Пермского линейного управления внутренних дел на транспорте капитан милиции С. Дудкин. Именно он, по мнению чекистов, являлся хранителем тайны, которую не только не сберег, но и наоборот - "злостно разгласил журналистам". В чем именно заключалась тайна, ни С. Дудкин, ни корреспонденты до конца следствия так и не узнали. Помимо бумажной работы сотрудники ФСБ активно занимались и оперативными мероприятиями, изобличая журналистов "Звезды". С санкции судьи рабочий телефон криминального отдела прослушивался в течение полугода, а за самими фигурантами осуществлялось скрытое наблюдение.

Кроме того, в Перми говорят о том, что из регионального управления ФСБ в Минпечати было направлено письмо с требованием принять меры в отношении газеты "Звезда", которая, по мнению чекистов, злоупотребляет свободой массовой информации. Но, как нам сообщили из МПТР, там ни о чем подобном не знают. Остается предположить, что таким способом ФСБ пытается оказывать давление на своих оппонентов.

В окончательном обвинении присутствует интересная деталь - следователи ФСБ не усмотрели в действиях журналистов признаки измены Родине. Но в ходе общения с обвиняемыми они высказывали намерение ходатайствовать, чтобы суд запретил К. Стерледеву и К. Бахареву заниматься журналистикой в течение нескольких лет. Обвиняемые своей вины не признают. Слушание уголовного дела в суде будут проходить в закрытом режиме из-за наличия в следственных материалах многочисленных документов с грифом "Совершенно секретно".

В апреле 2003 года главный редактор "Звезды" Сергей Трушников обратился в Фонд защиты гласности с просьбой помочь его коллегам восстановить справедливость и прекратить уголовное преследование журналистов. "Редакция пермской областной газеты "Звезда", отметившая в конце прошлого года 85-летие своего издания, вынуждена обратиться к вам за помощью. Речь идет об уголовном деле по факту разглашения государственной тайны, которое завело против двух наших журналистов полгода тому назад региональное управление ФСБ по Пермской области после публикации 1 октября 2002 года в "Звезде" статьи "Суперагент по кличке "Артем". Ознакомиться с данным материалом, как и с сегодняшней публикацией под заголовком "Следствие закончено", можно на нашем сайте в Интернете: www.nevod.ru/zvezda.

Следствие только что завершено, журналисты начали знакомиться с материалами уголовного дела, которое в ближайшее время будет передано в суд. Мы крайне заинтересованы, чтобы нашу редакцию посетила миссия ФЗГ для анализа создавшейся ситуации. Мы не считаем себя виноватыми и хотели бы с вашей помощью защитить гласность и журналистов".

По словам С. Трушникова, ему прямо заявляли, что попытки журналистов защищаться обречены на неудачу - никто из коллег за них не вступится, пресса сейчас разобщена…

И в Пермь отправилась миссия Фонда защиты гласности - руководитель службы информации фонда Руслан Горевой и юрист ФЗГ Анна Володина. В ходе миссии её участники пришли к однозначному выводу о том, что региональное управление ФСБ при молчаливом согласии местной администрации и с явного одобрения прокуратуры обвиняет журналистов газеты "Звезда" безосновательно и незаконно.

В ходе бесед с обвиняемыми и их адвокатами, руководителем пресс-службы областной администрации Юрием Верхоланцевым, советником губернатора Олегом Черкесовым, прокурором областной прокуратуры Л. Вихоревой, начальником регионального управления ФСБ Юрием Лопаревым и пресс-секретарем РУФСБ Мариной Парфирьевой участники миссии установили, что уголовное дело было заведено с существенными нарушениями правовых норм. Имеются основания предполагать, что уголовное преследование журналистов газеты "Звезда" стало следствием экономических притязаний на обладание контрольным пакетом акций "Звезды" со стороны ряда представителей силовых структур области. Правда, главный редактор "Звезды" экономическую подоплеку конфликта решительно отрицает.

С правовой точки зрения обвинения против журналистов абсолютно безосновательны. Уголовный Кодекс РФ определяет преступление как "противоправное, виновное, общественно опасное, уголовно наказуемое деяние". Чтобы убедиться, что оно было совершено, необходимо удостовериться в наличии четырех обязательных элементов состава преступления. Отсутствие хотя бы одного из них влечет вывод об отсутствии состава преступления и, согласно статье 24 УПК РФ, является основанием для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения.
По мнению юриста ФЗГ Анны Володиной, одним из таких элементов является объективная сторона преступления, то есть те действия, которые совершил обвиняемый. Насколько нам удалось выяснить из бесед с обвиняемыми и с их адвокатом, в материалах уголовного дела на сегодняшний день нет четкой формулировки, содержащей указание на то, какие именно действия журналистов расцениваются как разглашение государственной тайны. Хотя при составлении процессуальных документов следователь должен был, в соответствии с требованиями УПК, прибегнуть к четкой и конкретной формулировке обвинения.

Зато в деле есть общая формулировка: опубликование статьи, содержащей сведения, составляющие гостайну. По всей видимости, речь идет о сведениях, отнесенных в пункте 80 Указа Президента РФ от 30 ноября 1995 года №1203 "Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне". Как полагает начальник регионального управления ФСБ Ю. Лопарев, журналисты могли разгласить отнесенные Указом Президента РФ к государственной тайне "сведения о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность".

Другим элементом состава преступления является лицо, совершившее противоправное деяние. Согласно статье 283 УК РФ, в данном случае речь может идти только о так называемом "специальном субъекте", лице, которому государственная тайна была доверена или стала известна по службе или работе. В отношении журналистов не производилась процедура допуска к гостайне в соответствии с требованиями Федерального Закона "О государственной тайне", следовательно, они не могут выступать в качестве субъекта преступления.

Бросается в глаза откровенное нежелание сотрудников прокуратуры давать какие-либо комментарии по делу К. Стерледева и К. Бахарева. А между тем, именно с подачи прокуратуры и заварилось это уголовное дело. В прокуратуре Пермской области участников миссии направили к дежурному прокурору, остальное руководство от встречи устранилось. Видимо, неспроста. Любопытно, что дежурный прокурор Л. Вихорева заявила о том, что, мол, комментировать ей нечего: обвинительное заключение подписано и дело ушло в суд. А прокуратура и отношения-то к нему не имела.
Согласно расписанию приема посетителей прокурором области и его заместителями, в этот день граждан принимал заместитель прокурора области Ларин. Взяв наши документы, дежурный прокурор Вихорева на некоторое время исчезла. Вернувшись, она подтвердила сказанные ранее слова о том, что дело направлено в суд, что поскольку его вели следователи ФСБ, прокуратура не имеет никакого отношения к нему и никто из прокурорских работников не сможет дать какие - либо комментарии по этому поводу.

Ложь.

Во-первых, в это время К. Бахарев в месте со своим адвокатом продолжал знакомиться с материалами дела. Согласно статье 215 УПК РФ, следователь должен направить материалы дела вместе с обвинительным заключением прокурору не позднее пяти дней с момента окончания ознакомления с материалами дела лиц, перечисленных в части 2 статьи 215 УПК, и до подписания обвинительного заключения дело не может быть направлено в суд.

Во-вторых, следствие по делу велось с октября прошлого года. По общему правилу срок предварительного следствия не может превышать 2 месяца. В него включается время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением, продление этого срока до 6 месяцев возможно прокурором района, города и приравненным к нему военным прокурором и их заместителями (часть 4 статьи 162 УПК РФ). Если расследование по делу представляет особую сложность, срок предварительного следствия может быть продлен прокурором субъекта Российской Федерации до 12 месяцев (часть 5 статьи 162 УПК РФ).

Таким образом, областная прокуратура не могла не быть в курсе дела, поскольку следователь выносит постановление о продлении срока предварительного следствия, которое направляется прокурору. В постановлении следователь указывает обстоятельства совершенного преступления и перечень следственных действий, для производства которых испрашивается дополнительный срок.

Кроме того, из беседы с адвокатом К. Бахарева стало известно, что уголовное дело против журналистов по факту разглашения государственной тайны было возбуждено сотрудниками ФСБ после проверки, проведенной на основании письма из областной прокуратуры за подписью заместителя прокурора Пермской области Ларина. Того самого Ларина, направившего в ФСБ письмо с просьбой рассмотреть статью в "Звезде" на предмет возбуждения уголовного дела. Того самого Ларина, который отказался принять участников миссии.

25 апреля в Каминном зале Центрального дома журналистов в Москве прошла совместная пресс-конференция Фонда защиты гласности и редакции газеты "Звезда" "Пишешь о наркомафии - разглашаешь гостайну. Пермское УФСБ обвиняет журналистов в разглашении государственной тайны". В пресс-конференции приняли участие президент ФЗГ Алексей Симонов, юрист ФЗГ Анна Володина, главный редактор газеты "Звезда" Сергей Трушников и руководитель проекта ТАСИС "Юридическая защита индивидуальных прав", представитель Международной Хельсинкской федерации Малкольм Хокс.

Помимо Фонда защиты гласности, к защите журналистов уже подключились Российский ПЕН-центр и Международная Хельсинкская федерация.

Что же до журналистов… Их на пресс-конференции было немного. Видимо, информация об уголовном преследовании коллег представителями спецслужб сегодня в состоянии заинтересовать далеко не все СМИ. И дело даже не в отсутствии корпоративной солидарности. Виной всему - взметнувшийся ввысь уровень самоцензуры журналистов. Или страх. А может быть - и то, и другое.

Когда готовился этот материал, в Фонд защиты гласности поступила информация о действиях сотрудников ФСБ в редакции газеты "Ковровские вести" (Владимирская область). Чекисты арестовали имущество газеты якобы на основании определения федерального судьи. Причем арест накладывался на все имущество без разбора, включая и арендованное редакцией.

 

Руслан Горевой, Борис Тимошенко:

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни