Статьи
25 Февраля 2001 года

ТАМОЖНЯ ЛИТУЕТ

Цензура возрождается в самых неожиданных местах


Минувшей осенью заместитель начальника управления информационной безопасности аппарата Совета безопасности РФ Анатолий Стрельцов озвучил давнишнее желание своих высоких начальников “уточнить статус иностранных СМИ и положение об иностранных журналистах в России”. То есть законодательно обосновать появление некоего информационного фильтра для аккредитованных в России зарубежных корреспондентов, поставить доступ к информации в зависимость от лояльности властям. Несмотря на то, что заявление чиновника противоречило действующему российскому законодательству, запрещающему ограничивать доступ к информации, оно нашло понимание даже в министерстве печати. Незаконность запланированной Совбезом акции министра Лесина не остановила, он даже заявил, что установление нового информационного порядка было бы справедливо по отношению к отечественным журналистам.

Министерская патетика не заменит законности: на сегодняшний день у власти нет сколь-либо юридически обоснованного метода влияния на западные СМИ. Поэтому для борьбы с утечкой нежелательной информации за кордон приходится использовать незаконные, но весьма эффективные способы.


Например, использовать в качестве информационного фильтра таможню.

Впервые иностранные корреспонденты столкнулись с таможенным контролем информационной безопасности в декабре 1994 года. Несколько испанских, итальянских и французских тележурналистов тщетно пытались вывезти из России видеоматериалы о начале первой чеченской войны. Щепетильные иностранцы добросовестно задекларировали содержание мастер-кассет: цензуры у нас уже (или еще?) не было, и никто не ожидал, что пометка на коробке “Декабрь-94. Чечня” вызовет у таможенников приступ немотивированной бдительности.


Руководитель корпункта западной телекомпании, пожелавший сохранить инкогнито, утверждает, что “с тех пор для транспортировки через границу особо ценной видеоинформации мы стали чаще использовать “неофициальные каналы”, как и во времена “холодной войны”.


Тем не менее, наиболее законопослушные иностранные журналисты, продолжающие заблуждаться относительно степени демократизации современной России, как и прежде, декларируют видеоматериалы на таможне. И, как и прежде, сталкиваются с таможенной цензурой.


Глава московского бюро голландского государственного телевидения “Нидерландская вещательная корпорация”(“NOS”) Петер д’Амкур обратился в Фонд защиты гласности с такой печальной историей. 16 февраля в аэропорту “Шереметьево-2” сотрудник таможенной службы не разрешил сотруднице телекомпании, гражданке России, следовавшей рейсом “Москва-Амстердам” через “зеленый коридор”, провезти видеокассету формата “Бетакам”. “Сначала он спросил, что записано на кассете, - говорится в письменном обращении главы московского бюро “NOS” в Фонд защиты гласности. – Сотрудница ответила, что на кассете записано короткое выступление корреспондента бюро в честь сотрудницы телевидения в Голландии, которую провожают на пенсию. Сотрудник таможни заявил, что профессиональная кассета не может считаться “личными вещами” и ее необходимо оставить на таможне до возвращения или оформить грузовую декларацию. Он также сообщил, что недавно задержал кассету французской корреспондентки, на которой было интервью с Басаевым, добавив, что Басаев находится в розыске, а тут спокойно берут у него интервью, да еще вывозят за границу. Сотрудница бюро отказалась оставить кассету и отдала ее провожавшему ее водителю”.

Буквально накануне истории с голландской телекомпанией в Фонд позвонила продюсер германской телекомпании N3 Наталья Касперович. В январе Наташа снимала в Москве видеоматериал для сюжета о погибшем украинском журналисте Георгия Гонгадзе. Тогда ей с большим трудом удалось уговорить таможенников не отнимать у нее мастер-кассеты с записями. Месяц спустя Наталья Касперович снова приехала в Москву: она везла нам копии телепрограммы, в которой участвовали сотрудники Фонда защиты гласности, но на таможне в “Шереметьево-2” кассеты отобрали. Заместитель начальника таможни Фарид Рафиков заявил Наталье, что в России существует Федеральное агентство по результатам интеллектуальной деятельности, с которым якобы необходимо согласовывать вопросы вывоза видеоинформации из страны. Изъятые кассеты остались на таможне.

Служба информационных проектов Фонда защиты гласности провела телефонный экспресс-опрос аккредитованных в России иностранных тележурналистов. Мы интересовались у коллег, случались ли в их практике подобные инциденты. Увы, голландцы и французы оказались не одиноки: за два месяца этого года таможенники “Шереметьева-2” успешно блокировали вывоз мастер-кассет венгерскими, югославскими и итальянскими тележурналистами. Многие корреспонденты отвечали нам уклончиво: да, что-то припоминаем, но говорить об этом не хотим. Еще бы, знают, в какой стране работают.


Фонд защиты гласности обращается к представителям иностранных средств массовой информации: мы считаем действия таможенников незаконными, противоречащими действующему Закону о СМИ и Конституции РФ. Мы поможем вам отстоять свои права в суде.

 

Руслан Горевой,
координатор информационных проектов
Фонда защиты гласности.

Все новости

ФЗГ продолжает бороться за свое честное имя. Пройдя все необходимые инстанции отечественного правосудия, Фонд обратился в Европейский суд. Для обращения понадобилось вкратце оценить все, что Фонд сделал за 25 лет своего существования. Вот что у нас получилось:
Полезная деятельность Фонда защиты гласности за 25 лет его жизни